понедельник, 13 августа 2018 г.

Как начинали просе#ать все полимеры. Часть 2

      ЧАСТЬ 1
      ЧАСТЬ 2
      ЧАСТЬ 3
      Поэтому коснусь не гипотетического варианта с прилётом инопланетян или явления пуссирайотовской Богородицы, а ещё раз восстановлю в памяти, как же оно так вышло, что "полимеры" стали вроде появляться, а их взяли да и прос#али.
                                                               *  *  *
      Немного об Андрее Илларионове, чью статью полностью процитировал в первой части. Однокурсник Кудрина по экономическому факультету ЛГУ, участник кружка "Синтез" второй половины восьмидесятых, где неформальным лидером был Чубайс. Экономисты от тридцати с небольшим и моложе обсуждали проблемы как бы "обустроить Россию". Что за основу надо брать доказавшую свою эффективность западную модель, в те годы у них сомнений не вызывало.
      Хотя Горбачёв в Кремле ещё повторял мантру своего однокурсника Зденека Млынаржа про мифический "социализм с человеческим лицом", молодым и экономически образованным было ясно, что социализм ракет, енисеев и колбасных электричек соревнование с миром ровных дорог, чистых туалетов, гигиенических тампонов и компьютеров проиграл вчистую.
     В Интернете немало публикаций на тему, что и кружок Чубайса в Ленинграде, и аналогичный Гайдара в Москве были созданы внешней разведкой КГБ, а задуманы ещё аж при Андропове. Не буду о том, чего не знаю. Только выходцы из этих кружков в девяностые поучаствовали в правительстве, проводя экономические реформы в России.
     По поводу которых моё мнение, базирующееся на ощущениях собственной "поротой #опы", заключается в том, что они были успешными. Хотя многое могло быть сделано не так и лучше, но советская экономика была настолько уродливо перекошена в сторону ракет с енисеями, #опа была столь глубока, что времени на поиск лучшего варианта не было. 
    Чтобы население не начало умирать с голоду, а я, житель Ленинграда, в 1991 году такую угрозу считал реальной, надо было действовать быстро. Что и было сделано, и огромное спасибо Ельцину, Гайдару и Чубайсу, что решились на это, иначе не знаю, чем этот ужас позднего совка мог закончиться.
     Кстати, среди реформаторов был ещё председатель клуба "Перестройка" из Санкт-Петербурга Пётр Филиппов, ныне пишущий, что ваучерную приватизацию предложил именно он, Гайдар и Чубайс были за денежную. Прямая цитата от него: "Вот как-то на берегу Ладожского озера мы втроем- Гайдар, Чубайс и я- обсуждали, сколько у нас есть экономистов в России, которые знают, как устроен рынок. Насчитали семь человек. Из них четверо эстонцев".
Пётр Филиппов
     Андрей Илларионов поучаствовал в работе правительств Гайдара и Черномырдина, откуда в 1994 году, как пишут, был уволен "за нарушение трудовой дисциплины". Насколько помню, в те годы проводившиеся реформы резко он не критиковал. С 2000 года работал на высоком посту экономического советника путина, хотя и отмечался противоречивыми заявлениями. Резко выступал против дела "Юкоса", в 2005 году, когда понял, что чекисты взяли верх над либералами, уволился "по собственному желанию".
     Путин, став президентом, привёл с собой две команды. Экономистов либеральных взглядов, с которыми работал у Собчака и чекистов. То есть, две абсолютно несовместимые категории людей. Либералы, исходя из определения, это те, которые всё разрешают, чекистов же во все эпохи натаскивали "тащить и не пущать".
     Чекистская команда, как этого и следовало ожидать, взяла вверх, разрешать, как это делалось при Ельцине, в России прекратили, осталось одно запрещательство, к которым добавились ещё и параноидально-шизофренические "духовные скрепы", ни с экономическим, ни с политическим, ни с научно-техническим прогрессом несовместимые.
     Однако, какая-то часть людей, ранее высказывавших либеральные взгляды, включая своего лидера Чубайса, вдруг оказалась на стороне "мерзких запрещал", как их называл Сирил Норткот Паркинсон. Чубайс, Миллер, Кудрин... Будучи изначально либералами и рыночниками, оказались на стороне убийц либерализма и рыночной экономики в России. Кроме слов "с#учились и скурвились" других не подобрать. За большие деньги, разумеется...
     А другие участники того давнишнего кружка "Синтез", например, Андрей Илларионов, нынешний профессор Европейского университета, публицист Дмитрий Травин, не с#учились и не скурвились. Хотя, наверняка, тоже могли, но оказались просто порядочными людьми.   
                                                             *  *  *
     Итак, в своей, процитированной мною статье, Андрей Илларионов задаётся вопросом, как получилось, что не разглядели в бывшем гэбисте человека, который уничтожит все достижения девяностых, "прос#ёт все полимеры" иными словами.
     Ещё раз, как вернувшийся из бывшей ГДР (в услугах нуждаться перестали) подполковник КГБ вдруг оказался в помощниках, а потом и замах Собчака- дело тёмное. Есть версия, что профессор юрфака ЛГУ в органы постукивал, а, когда полез в депутаты от демократов, ему об этом напомнили и показали бумажки с подписью. 
     Вполне допускаю. Знаю, что у нас в конструкторском бюро были штатные стукачи, про которых все вокруг знали, а были такие, про которых не знали, хотя и подозревали. В частности, тех, кого выпускали в загранкомандировки в капиталистическую Финляндию, где нами была построена АЭС. Меня выпускали только в социалистические страны. 
     Замечу, однако, что и я фактически был гэбистским стукачом, ибо одна бумажка за моей подписью у них была. Тут история такая. В 1984 году поехал я в первую загранкомандировку в Венгрию на АЭС "Пакш". Ехал от конторы под названием Союзглавзагранатомэнерго (...стыдсбытзагранпоставка (С)), что была в Москве в Армянском переулке.
     Перед отъездом инструктаж гэбиста: "В этом самом Будапеште..." и далее почти дословно, как у Владимира Семёновича. На АЭС "Пакш" с венгерской стороны работали несколько бывших советских гражданок, вышедших замуж за венгров, и один гражданин на венгерке женившийся. Этот гражданин, с которым мне доводилось общаться только в буфете, а также Лариса Галош Тиборне, с которой как раз довольно много контактировал по работе, часто и громко критиковали Советский Союз. 
      Причём открыто. Лариса язвительные критические замечания в адрес "родины" озвучивала даже на двусторонних и трёхсторонних (там  ещё чехи были, которые на "Шкоде" оборудование для АЭС делали) сходках. Проведя три месяца на АЭС, возвращался домой, в Будапеште перед отъездом опять краткая беседа с гэбистом, который спросил, несёт ли Лариска (так и сказал) всякую ##рню. Ответил, что несёт, ибо она её несла открыто.
     Похожий вопрос прозвучал при возвращении в Москве. Опять же с её упоминанием, ответ тот же. А дома в Ленинграде со мной захотел побеседовать гэбист по фамилии Костин, у меня однокурсник был с такой же фамилией, поэтому запомнил. И он поинтересовался, не доводилось ли мне слышать там высказываний с критикой советского строя. 
     Поразмыслив пару секунд, решил ответить, что доводилось со ссылкой на ту же Ларису. Костин дал мне лист бумаги, предложил написать и расписаться. Что и было мною сделано. Так что, прости меня, Лариса, если ты сама не была гэбэшным провокатором, я написал только то, что и так все знали.
     В результате, получается, зацепка на меня у ГБ была. И в восемьдесят девятом, когда в СССР состоялись первые демократические выборы, о чём я как-нибудь напишу, тем более тридцатилетие скоро, мне предлагали выдвигаться от "демократов". Я сам не захотел, вовсе не имея ввиду ту подписанную бумажку, тогда вообще про неё забыл, позже вспомнил. Просто не раз писал, интроверт я и мизантроп в одном флаконе. Поэтому не люблю никакую публичную деятельность.
     Возможно, и у Собчака была такая подписанная бумажка, а, может, и не одна. В конце восьмидесятых, полагаю, и гэбисты считали, что альтернативы рынку и демократии нет. Цены-то на нефть были низкими, денег в стране не было, чтобы они появились, надо было учиться делать какой-то полезный ("простой" по Адаму Смиту) продукт, который можно было бы продать за деньги. А тут без рынка никак.
     Надо было трудоустраиваться, поэтому Анатолию Александровичу, избравшемуся на Съезд народных депутатов от Васильевского острова, проявившему себя там и выдвинувшемуся в городские лидеры, предложили взять в помощь вернувшегося из загранкомандировки подполковника. На всякий случая показав имеющиеся бумажки.
     А уж там, как пошло, так пошло. В девяностые при низких ценах на нефть быть антирыночниками могли только уж совсем отмороженные. А насчёт воровства и прочего это к докладу Салье. Замечу только, что в книжке Андрея Константинова "Бандитский Петербург" 1997 года издания Путин наряду с Собчаком упоминается, а вот в переиздании нулевых уже нет.
                                                             *  *  *
     Ладно, что выросло, то выросло, работая в команде Собчака среди экономистов- рыночников, Путин никак своей гэбистской сущности не проявлял. Когда Ельцину настучали на якобы президентские претензии Собчака, против последнего провели сильную избирательную компанию достаточно безликого Яковлева, и отодвинули от власти в Санкт-Петербурге.
    Путин вёл себя по-пацански благородно, от сотрудничества с Яковлевым отказался, хотя есть версия, что ему и Кудрину таковое и не предлагали, а позже, после заведения уголовного дела на Собчака, организовал по своим спецслужбистским каналам его выезд во Францию.
     Ещё есть версия, что выиграй Собчак выборы и помирись с Ельциным, в 2000 году мог бы претендовать на роль преемника. С одной стороны. С другой, учитывая влияние "семьи", вряд ли. При этом был бы возможен вариант премьера Путина при президенте Собчаке. Но это бы никак не означало разворота на сто восемьдесят градусов от политики реформ.
     После поражения Собчака будущий президент отправился в Москву, где, видимо по протекции Чубайса, устроился к "Пал Палычу" Бородину, управляющему делами президента, который в то время на государственные деньги активно ремонтировал Кремль. Ясен перец, пришёлся ко двору, ибо воровать на строительстве можно никак не меньше, чем на продажах неликвидов и поставках продовольствия. Против "Пал Палыча", напомню, в те годы забугорные прокуроры дела заводили.
     Как-то знакомится с Юмашевым, тогдашним главой президентской администрации, в мае 1998 года становится его первым замом, а в июле директором ФСБ.
                                                            *  *  *
     Параллельно разворачивалась война "младореформаторов" в правительстве- фактически объявленного преемником Немцова и Чубайса с Березовским, чьи интересы в окружении "дедушки" представляли Дьяченко и Юмашев, Таня и Валя. Аукцион по Связьинвесту летом 1997 года, сразу после которого:
     Эта и последующие цитаты из книги Елены Трегубовой "Байки кремлевского диггера", журналистки кремлевского пула (до прихода к власти Путина), лично знавшей всех упоминаемых первых лиц государства. 
      Книгу удалось издать в 2003 году, после чего у двери в квартиру журналистки произошёл взрыв, в 2007 году она отбыла на Темзу, откуда "выдачи нет". А в начале февраля 1999 года двадцатипятилетнюю журналистку "ужинал" в японском ресторане директор ФСБ, которого она звала Володя. Типа денщика при нём был некрасивый мужчина, как пишет девушка, которого звали Игорь Иванович Сечин.

2 комментария:

  1. Просто поразительно, как такие примитивные кадры как Гайдар, Чубайс, Илларионов и Ко принимали столь глобальные решения как приватизація. Таким особям, с амёбным уровнем интеллекта вообще ничего нельзя доверять.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А по каким критериям Вам удаётся оценить IQ упомянутых персонажей, и как Вы его сопоставляете с собственным?

      Удалить