воскресенье, 1 декабря 2019 г.

Девяностые, до и после. Часть 4

ЧАСТЬ 1ЧАСТЬ 2, ЧАСТЬ 3, ЧАСТЬ 4, ЧАСТЬ 5
ЧАСТЬ 6, ЧАСТЬ 7
   То есть, основная часть населения была занята на производствах, выпускавших никому не нужные товары. Когда за них платить перестали (за что платить-то?), люди не сумели найти себе иное занятие, в итоге многие бедствовали.
                                          *  *  *
   Бедствовали многие, но далеко не все. Челноков выше помянул, они и многие другие поувольнялись из своих никому не нужных НИИ, КБ, заводов и занялись общественно-полезным трудом, то есть, видами деятельности, за которые конкретный потребитель, а не Госплан, не Политбюро, не путин готовы заплатить денежку из своего личного кармана. Это и есть экономика.
   Ею многие и занялись. Разумеется, особо преуспели те, кто имел ещё советский опыт нелегальной коммерческой деятельности- цеховики, фарцовщики, спекулянты, как их называли. А, вообще-то, нормальные люди. Объективно- лучшие люди. Не страдавшие "выученной беспомощностью" (гуглите), коей народ обучали на протяжении семидесяти (а может восьмисот) лет. Занимавшиеся делом даже тогда, когда было запрещено. А уж как разрешили...
   Отрадно, что в бизнес начала девяностых устремилась молодёжь. Так уж получилось, из ядерных конструкторов я переквалифицировался в директмэйльщики, работал с адресными базами предприятий. Видел, сколько новых фирм возникало в С.-Петербурге. Как торговых, так и производственных. В 1990 году в городе мясопереработкой занимались два предприятия, в девяносто восьмом около двухсот.
   Моими клиентами за почти двадцать лет занятий рекламой были сотни предприятий Питера, Ленинградской и Новгородской областей. Какие-то из них в начале девяностых созданы примерно моими ровесниками, а какие-то совсем молодыми людьми. Ибо это был тренд эпохи среди морально чистоплотных "пассионарных" (С) граждан: "замутить" какой-нибудь собственный бизнес. Морально нечистоплотные шли в бандиты.
   Забегая вперёд, в нулевые тренд сменился. Чистоплотные стали осваивать маршрут поросёнка Петра, нечистоплотные устремились в силовые структуры и власть. "Прямая цитата от выпускника Института Генпрокуратуры" вам в помощь.
    Некоторые из хорошо известных на Северо-Западе производственно-торговых предприятий среднего бизнеса в девяностые- нулевые были моими клиентами, помню их состоящими из трёх человек, включая бухгалтера, сидящих в тесной комнатушке. С малого бизнеса, то есть, ларьков и небольших магазинов начинались многие нынешние торговые сети. С одной производственной линии стартовали холдинги в пищевой промышленности.
   Результат предоставления активным гражданам экономических свобод сказался почти незамедлительно. Выше писал, самым страшным временем девяностых был декабрь девяносто первого, когда в кармане лежали фантики с портретом вождя мирового пролетариата, а обменять их на еду было практически невозможно. Уже 2 января 1992 года еда появилась, фантики приобрели функцию денег, которой ранее не имели.
   За каких-то пару лет мы переоделись из совка в турецко-тайваньско-китайские шмотки, о которых ранее и не мечталось. Не было такого в СССР. В наших квартирах появилась бытовая техника, которой до того не было: видеомагнитофоны, микроволновки, кухонные комбайны, автоматические стиральные машины. Старые советские телевизоры и холодильники мы меняли на более современные и качественные.
   В 1985 году при цене нефти 30 долларов в СССР было 45 личных автомобилей на 1000 жителей, в 1998 при нефти 9 долларов- 114. В девяносто девятом начался рост цен на нефть, длившийся до 2008-го. Уже в нулевом было 132 автомобиля. Рынок продавца- когда спрос превышает предложение. Рынок потребителя наоборот. Я прожил 37 лет в совке, где и рынка-то не было. Поэтому обеими руками за рынок потребителя, ставший результатом реформ девяностых.
   Именно в девяностые мы начали отдыхать на побережьях тёплых морей, пусть сперва в двух- трёх звёздах, но ведь не в фанерных же домиках с удобствами во дворе, как в СССР...
                                         *  *  *   
   В девяностые было два негативных фактора: низкие цены на нефть и бандиты. Правда, вторые не носили погоны, у них не было "корочек", на которых написано название спецслужбы. Поэтому не только бандиты стреляли в предпринимателей, но и предприниматели в бандитов. Правило полковника Кольта, несколько уравнивавшее шансы. Теперь не постреляешь, в миг на тебя краснознамённую дивизию ОБЗДОНа имени Леонида Ионовича Усвяцова десантируют.
   Цена на нефть рухнула с тридцати до десяти в сентябре восемьдесят пятого, потом до девяносто восьмого колебалась в районе 15- 18, снизившись в девяносто восьмом до 9,1 (декабрь). После начался длившийся почти десять лет рост, которому в немалой степени способствовала война в Ираке и санкции против Ирана.
   Несмотря на более низкие, чем при Брежневе цены на нефть, жить мы в девяностые стали лучше, чем при Ильиче Втором. Про исчезновение дефицита абсолютно всего, бытовую технику, автомобили выше уже написал. Это действие "невидимой руки Адама Смита", которая до начала девяностых была законодательно запрещена.
   Поняли, нет? Даже при заплинтусно низких ценах на нефть, жизнь в девяностые день ото дня становилась лучше и лучше. См.выше. Потому что вступила в действие вышеупомянутая невидимая рука. Представляете, какой могла быть жизнь, если бы цены в девяностые были не 15-18, а хотя бы 30-40? Не говоря уж об историческом максимуме 143,95 доллара 4 июля 2008 года.
                                         *  *  *
   А в девяносто девятом произошли два события, оказавших разнонаправленное влияние на российскую политику и экономику. Положительное- начало продолжительного роста цен на нефть, отрицательное- выбор преемником путина. Почему так лоханулись продвигавший своего серенького, никогда не хватавшего звёзд с неба протеже хитрожопый Абрамыч и с подачи работавших на него Тани и Вали согласившийся с этим выбором "дедушка" (о чём спустя год горько сожалел, но поезд ушёл...) в статье "Развилки истории. 1997- 1999 годы".
   Первые годы двадцать первого века положительный эффект от роста нефтяных цен, взаимодействовавших с "невидимой рукой" для экономики, а, следовательно, для уровня жизни значительно превышал отрицательный, начавшийся с ограничения свободы слова при первом же появлении преемника в Кремле. Подумаешь, Шендеровича с крошкой Цахесом запретили. Их и смотрели-то процентов четырнадцать населения с IQ выше 105. Остальным, 86%, у кого ниже, сие неинтересно. Это же не Петросян...
   Подробнее в статьях "Почему на Руси жить хорошо" и "Почему в нулевые стало лучше". Про переходные процессы и временной лаг: "Экономика и переходные процессы", "Пара слов о переходных процессах". "Сначала всё ухудшается", одно из многочисленных следствий принципа Питера или кого-то из его последователей. 
   В экономике началось "равноудаление олигархов". Сперва дали сожрать Гусинского с Березовским, позже Ходорковского. После этого либерализм и рыночная экономика в России закончились. Елена Трегубова в книге "Байки кремлёвского диггера" прямо обвиняет других крупных российских предпринимателей, а до кучи ссучившегося Чубайса в том, что сдались без сопротивления.
   Ссучившиеся и нессучившиеся- отдельная тема. Ссучились Чубайс, Кириенко, Памфилова... Не ссучились Немцов, Касьянов... Но об этом в другой раз. Касьянова на посту премьера заменили невзрачным чекистом Фрадковым вскоре после дела Ходорковского. 
   Дело Ходора, собственно, и возникло по причине его стремления сколотить антипутинскую оппозицию. Предъявленные в суде неуплата налогов и "кража нефти" у самого себя ничего кроме смеха вызвать не могут. Если сегодня с теми же мерками подойти, то следует сажать и Сечина с Миллером, и Ротенберга с Тимченко... 
   Разумеется, рынок и либерализм из России исчезли не одномоментно. Квазичастный бизнес существует в России по сей день, и конкуренция какая-то присутствует. Стеллажи супермаркетов тому подтверждение. Во-первых, частному бизнесу просто нет альтернативы на рынке потребительских товаров. 
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправка комментария