четверг, 30 июля 2015 г.

Почему в России нет своих джобсов и зворыкиных. Часть 3

          В НАЧАЛО
          ЧАСТЬ 2
          Теперь Курчатов, Королев и другие перечисленные в начале.
          Первое. Они делали средства не для улучшения жизни людей, т.е., меняющие мир к лучшему, а наоборот, средства для их убийства.
          Второе. Они не создавали инновационный продукт, т.е., такой, которого не было бы до них. Курчатов на основании данных разведки сперва сделал графитовый реактор для наработки плутония, такой же, как в США Ферми. Затем также атомную бомбу. Безусловно, отличия были, не могли не быть, поскольку любая западная техника в СССР всегда подгонялась под имеющийся технологический уровень.
          То есть, по вышеприведенной цитате Эдуарда Де Боно, эти, безусловно, высококвалифицированные инженеры занимались совершенствованием «дилижанса», но не получением качественно нового продукта. Самолеты были созданы до Туполева, Петлякова и прочих, они их лишь улучшали, модернизировали, подгоняли под технологию.
          Не говоря уж о том, что Ту-4 являлся практически абсолютной копией экспроприированного у союзников В-29, а королёвская Р-1 брауновской Фау-2. Хотя Браун тоже заимствовал у Годдарда.
          Точно также танки были придуманы до Котина и Кошкина, а автоматическое стрелковое оружие до Калашникова. Они выполняли не инноваторскую, а инженерную работу- совершенствовали уже известные образцы. Грамотно, квалифицированно, но рутинную инженерную работу. Причем по заданиям партии и правительства. Получали задачу и выполняли.
         Не будем лезть в характеристики. В чем-то советские военные изделия опережали западные, в чем-то уступали, в целом были на уровне.
         Но вот задач создать пользующийся массовым спросом инновационный продукт, как компания «Моторола» Мартину Куперу, партия и правительство не ставили никогда.
          И точно также в гражданских отраслях. Вся советская гражданская техника являла собой ухудшенные образцы техники западной: автомобили, радиоприемники, магнитофоны, утюги, пылесосы и прочее. Не говоря уже о дефиците этих товаров в СССР.
          В атомной энергетике, где мне довелось работать до начала девяностых, реактор ВВЭР был скопирован, разумеется, с изменениями, вызванными различием технологий, с PWR разработки Westinghouse Electric Corporation.
          Причем, если в области военной техники действовал принцип «мы за ценой не постоим», достаточно высокое качество обеспечивалось жесткостью приемки, в гражданских отраслях такого же качества достигнуть не удавалось. Попытка Горбачева ввести госприемку по типу военной приемки ничего не дала. У страны не было столько ресурсов, чтобы больше половины готовой продукции выбрасывать в шихту.
          Третье. Упомянутый выше принцип «мы за ценой не постоим». Который относился исключительно к военной сфере.  Для создания средств уничтожения людей советский ВПК имел финансирование не меньшее, а порой гораздо большее, чем у их коллег в богатых и сытых странах Запада. Бывший космический конструктор Л.Владимиров, сваливший в Англию в 1966 году, в книге «Советский космический блеф» писал, что наши ученые и конструкторы не имели ни малейшего понятия, сколько стоят космические запуски, лишь предполагая, что раз в пять больше, чем в США. В то время как в США эти цифры публиковались в открытой печати.
          Понимаю, сколь малодоступна российским аборигенам мысль о том, что жители США, Великобритании, Германии etc не подданные его величества президента, а граждане, избиратели и налогоплательщики. И, если власть чрезмерно увлечется фа##ометрией, забыв про их насущные проблемы (колбасу в магазине), на следующих выборах пролетит, «как фанера над Парижем».
          По поводу приоритета в космосе подробнее в статье «Космическая фа##ометрия». Вкратце же, в середине пятидесятых у США были средства доставки ядерного оружия до территории СССР- самолеты В-52, поэтому СССР стремился создать межконтинентальную баллистическую ракету, являющуюся таковым средством, а США много денег Вернеру фон Брауну не давали. Президентом был прагматичный боевой генерал Дуайт Эйзенхауэр.
         Летом 1957 года ракета Р-7 в СССР была создана. В то же время в США открыто публиковалась информация о готовящихся запусках спутников с научной аппаратурой. Для исследований. Королев «подбросил» склонному к фа##ометрии Хрущеву идею опередить пиндосов, в срочном порядке переделали головную часть Р-7, присобачив шарик с бибикалкой, который 4 октября 1957 года и стал первым искусственным спутником Земли.
         «Спутник- спутник, шелапутник,
Ты летаешь до небес.
Ты летаешь, прославляешь,
Мать твою, КПСС»
(Фольклор)
         Потом американцы точно также публиковали информацию о готовящемся полёте Шепарда. Который, 5 мая 1961 года пролетел в космосе хоть и небольшое расстояние, но совершил управляемую посадку спускаемой капсулы в заданный район океана. И опять бешеное, в обстановке строжайшей секретности фа##ометрирование, чтобы запустить Гагарина раньше. Причем, он не приземлялся, а катапультировался на парашюте.
         Ну, а в сентябре 1961 года «горячий ирландский парень» Джон Фитцджеральд Кеннеди объявил о начале космической и далее лунной фа##ометрии, завершившейся шестью лунными экспедициями… Более прагматичные республиканцы в семидесятые программу свернули…
         Сейчас американцы запускают станции к Плутону и фотографируют его, разработками для космоса занимаются частные корпорации, например, SpaceX Элона Маска, помимо фальконов и драгонов для полётов на МКС, разрабатывающая корабли для космического туризма…
         ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий