воскресенье, 19 июля 2015 г.

Русь Киевская и Московская: почувствуйте разницу. Часть 3

         В 1317 году Михаил Тверской у села Бортенево разгромил объединенные силы московского князя Юрия и татарского темника Кагадыя. При этом в плен попала жена Юрия и сестра ордынского хана Узбека, того самого, который ввел ислам в качестве официальной религии в Орде, перерезав сторонников иных конфессий.
         По неизвестным причинам Кончака в Твери умирает, Юрий скачет в сарай стучать на Михаила, Узбек вызывает его к себе и казнит. Престол переходит к Юрию.
         Дмитрий Грозные очи признает его великим князем и платит ему дань с Тверского княжества. Тот, зачиная именно московскую традицию правильного несения государственной службы, налог в федеральную казну хану не передает, а пускает в оборот. Тут уж Дмитрий, обидевшись, стучит Узбеку. Тот назначает губернатором великим князем Дмитрия.
        После Юрий приезжает в Сарай, туда же за ним едет Дмитрий, и, прямо на глазах хана убивает Юрия, мстит за отца, за что Узбек велит казнить Дмитрия.
        Чем руководствуется Узбек неизвестно, но великим князем он назначает брата Дмитрия- Александра. Который позже выдаст дочь Иулианию (Ульяну) за сына Гедимина- Ольгерда, она пробудет великой княгиней литовской пятьдесят лет, а ее сын от Ольгерда- Ягелло в 1385 году станет королем Польши, основателем династии Ягеллонов…
         В 1327 году в Тверь с целью сбора дани прибывает представитель хана Чолхан (Щелкан в русском произношении). Вспыхивает народное восстание, которое Александр поддерживает. Узбек посылает пятидесятитысячное (ну, как в летописи написали, так написали) войско во главе со вторым сыном Даниила Московского- Иваном Калитой. К тому присоединяется суздальский князь Александр, восстание подавляют. Жгут и разоряют тверские города и сёла.
         Александр Тверской бежит в Псков, жители которого принимают его своим князем. Псков, как и Новгород имел республиканскую форму правления- князья были наемными манагерами, а не полновластными владельцами.
          Великим князем ненадолго становится суздальский князь Александр, но с 1331 года ярлык на княжение передается московскому князю Ивану, вошедшему в историю под погонялом Калита, что значит «мешок с деньгами». И с этого момента до последнего Рюриковича Федора Иоанновича Русью (за эпизодическими перерывами) правят московские князья.
          Позже Александра Тверского с сыном Федором выманивают в Сарай, где по навету Ивана Калиты казнят обоих.
          8 сентября 1380 года князь Ягелло, напутствуемый матерью Иулианией идет и не успевает дойти один дневной переход до Куликова поля, чтобы отомстить за деда Александра внуку Ивана Калиты Дмитрию Донскому. Дмитрию на помощь при этом движется и также не успевает ордынский хан Тохтамыш, а противостоял московским и союзным им войскам антиордынский мятежник, союзник ВКЛР и Генуи «полевой командир» Мамай.
          Иван Калита же вошел в историю, как «собиратель земель» вокруг Москвы. Получив от хана право на сбор дани со всех русских земель, он немалую средств от работодателей утаивал, показывая потомкам пример правильного, истинно московского несения государственной службы. Началась территориальная экспансия в начале крохотного Московского княжества, продолженная его потомками. Где деньгами, но чаще кровью.
         Новгород в 1478 году, Тверь в 1485 году, Псков в 1510 году были присоединены силовым путем. О дальнейшей экспансии Московского княжества читать статью «Московское княжество и его колонии».
        Именно со времен Ивана Калиты сперва в Московском княжестве, потом по всей Руси устанавливается заимствованная у «монголо-татар» модель управления, представляющая собой ничем не ограниченную деспотию первого лица. То, что на кремлевском новоязе называется вертикалью власти.
         Нигде и никогда в Европе не было подобного, не ограниченного ничем единовластия. В Европе не то, чтобы повседневным, но нормальным явлением был суд мельника с королем за земельный участок, который выигрывал мельник. Вы себе подобное в России представить можете?
         Вот что писал о Московии русский философ Г.П.Федотов в статье «Россия и свобода»: «Лишь московский царь, как преемник ханов, мог покончить со всеми общественными силами, ограничивающими самовластие…
        Есть одна область средневековой Руси, где влияние татарства ощущается сильнее, — сперва почти точка на карте, потом все расплывающееся пятно, которое за два столетия покрывает всю Восточную Русь. Это Москва, «собирательница» земли русской. Обязанная своим возвышением прежде всего татарофильской и предательской политике своих первых князей…
        В самой московской земле вводятся татарские порядки в управлении, суде, сборе дани. Не извне, а изнутри татарская стихия овладевала душой Руси, проникала в плоть и кровь. Это духовное монгольское завоевание шло параллельно с политическим падением Орды. В XV веке тысячи крещеных и некрещеных татар шли на службу к московскому князю, вливаясь в ряды служилых людей, будущего дворянства, заражая его восточными понятиями и степным бытом…»
          Между Русью и Европой на века опускается «железный занавес». Русь перестает быть Русью, становится Татарией. Вплоть до Петра Первого на европейских географических картах ее обозначают либо Московией, либо Татарией.
         Можно обратить внимание на такой момент, как роль женщины. Нас учили, что русская женщина в девичестве сидела в светлице у окошка, в замужестве занималась домашним хозяйством. Это характерно именно для Московии. История сохранила нам лишь имена княгинь, а порой и имен жен московских князей мы не знаем.
         Если не считать короткого периода правления выросшей в Литве Елены Глинской, потомка «полевого командира» Мамая, жены Василия Третьего и матери Ивана Грозного… «Старый пень» Василий, отправив старую бездетную жену в монастырь, влюбился в юную красавицу из ВКЛР. Та им немножко «порулила», заставив к ужасу священнослужителей сбрить бороду, затем после его смерти порулила страной, пыталась преобразовать ее на манер Литвы. Не дали… Как показали современные исследования ее волос, отравлена ртутью…
         А так, первая ласточка царевна Софья, вместе с братьями Алексеем и Федором воспитывавшаяся выпускником Киево-Могилянской академии (будущего Киевского университета) Симеоном Полоцким…
         Взять же Киевскую Русь… Полноправная правительница княгиня Ольга. Ингигерда Олафовна активно вмешивается в дела мужа, матримониальная политика вообще ее прерогатива. Когда во время военного конфликта Ярицлейва с братом Мстиславом Тмутараканским по финансовым соображениям (он же Скупой) объявила забастовку наемная варяжская дружина и собиралась покинуть князя, Ингигерда встала на пути дружины, провела с ними переговоры и расплатилась из личных средств.
         А смогла бы дочь Ярослава Анна Киевская (sic!) управлять Францией, если бы дома только у окошка сидела?
        Кстати, в патриотических источниках встречается утверждение, что Анна Киевская научила французов пользоваться вилкой. Вообще-то это не так, но если бы вдруг даже было и так, Москва-то тут причем? В Москву вилку в 1606 году привезла Марина Мнишек…
         С середины тринадцатого века Русь прекращает контакты с Европой. Лишь изредка митрополиты ради рукоположения ездят в Константинополь, так с падением Византии в 1453 году и это прерывается на полтора века до Бориса Годунова.
          По модели управления страна- абсолютная восточная сатрапия, тот режим, который сейчас набирает обороты в путинской России. Нигде, ни в какие века в Европе такого абсолютного самодержавия не было. Как в средние века, так и сейчас аборигенам недоступна мысль об участии граждан в управлении страной.
          В середине шестнадцатого века в устье Северной Двины заплывает английский мореплаватель Ричард Ченслор, с этого момента возобновляются какие-то контакты России с Европой. Причем, европейские путешественники оставляют о России и россиянах весьма нелицеприятные воспоминания. См. статью «Хомо советикус & хомо либерастус. Who is who». Слабонервным и впечатлительным читать не рекомендуется!
         Дабы не травмировать ранимые души патриотов описаниями, сделанными людьми из Западной Европы, приведу лишь цитату прожившего на Руси в семнадцатом веке много лет православного сербского священника Юрия Крижанича: «Нигде на свете, кроме одной русской державы, не видно такого гнусного пьянства: по улицам в грязи валяются мужчины и женщины. Миряне и духовные, и многие от пьянства умирают».
        Ладно, это я всё к чему?.. Безусловно, в жилах последних Рюриковичей- Иоанна Четвертого Грозного и сына его Федора Иоанновича текла кровь Рюрика, кем бы он не был, варягом или славянином.
         Но. Модель поведения человека, как я писал в первой части, определяется не кровью, гаплогруппами, а мозгами. Как и модель управления страной. А вот тут-то в тринадцатом веке произошел серьезный разрыв Московии с Киевской Русью. Московия отторгла европейскую модель развития, приняв модель «монголо-татарскую». Благодаря «татарофильской и предательской политике своих первых князей», как писал Г.П.Федотов.
         И у меня, имхо, вызывает большие сомнения, что Ярицлейв Мудрый-Скупой с Ингигердой Олафовной и Анной Киевской, Владимир Мономах с Гитой Харальдовной Уэссекской присели бы какать на одном болоте с Александром Невским, Иваном Калитой или Иваном Грозным…

Комментариев нет:

Отправить комментарий