четверг, 30 июля 2015 г.

Почему в России нет своих джобсов и зворыкиных. Часть 2

          В НАЧАЛО
          Менделеев. Таки да, вклад его в науку велик, но справедливости ради следует заметить, что таблицу строил он не на пустом месте, а, опираясь на труды предшественников, например, немца Мейера. И выведенный им периодический закон не окончателен, а продолжал и продолжает совершенствоваться. Так, в начале двадцатого века порядковые номера элементов стали устанавливаться не по атомному весу, как у Менделеева, т.е., сумме протонов и нейтронов в ядре, а по заряду ядра, т.е., количеству протонов.
          И значение периодического закона, вне сомнений, значительно, вскоре были открыты предсказанные Менделеевым элементы скандий, галлий, германий. И прикладное значение открытие имеет, результаты фундаментальной науки рано или поздно как-то практически используются. Причем это делают совсем другие люди, не ученые, исследующие проблему, а изобретатели, инноваторы. Только если среди них люди, жившие или живущие в СССР или России- вот вопрос.
             «Теоретические исследования - это изучение явлений самих по себе, без их промышленного применения. Но заметьте, что нет ни одного научного открытия, которое рано или поздно не получило бы практического применения».
(Фредерик Жолио-Кюри)
         Это о науке.
         «Я не исследовал законов природы и не сделал крупных научных открытий. Я не изучал их так, как изучали Ньютон, Кеплер, Фарадей и Генри для того, чтобы узнать истину. Я только профессиональный изобретатель. Все мои изыскания и опыты производились исключительно с целью найти что-либо, имеющее практическую ценность».
 (Томас Эдисон)
         А это о практическом применении научных достижений.
         Я ведь задал вопрос о том, почему в России нет своих джобсов и зворыкиных. То есть тех, кто создает ценные вещи. А ценными следует считать вещи, за которые мы платим деньги из своего кармана. Что включаем в розетку, на чем ездим, плаваем, летаем, что на себя надеваем и внутрь себя запихиваем. Те самые интересные вещи, меняющие мир к лучшему, о которых цитата Сергея Брина в начале статьи.
                                                             *   *   *
         От Менделеева к Жоресу Алферову. Тоже человеку из фундаментальной науки. Которая по академику Льву Арцимовичу есть «…способ удовлетворения личного любопытства за государственный счёт».
          Еще в семидесятые годы двадцатого века Жорес Иванович в Ленинградском Физико-техническом институте занимался исследованиями гетероструктурных переходов в полупроводниках, за что ему в 2000 году вместе с немцем Кремером и американцем Килби (первым двум по четверти, американцу половину) справедливо была присуждена нобелевская премия по физике. Чтобы без лишних базаров, нобелевскими лауреатами по физике были 91 гражданин США, по 23 Великобритании и Германии, по 13 Франции и России, включая лауреатов СССР. Статистика учитывает двойное гражданство некоторых лауреатов, последнюю из российских, например, получили российский гражданин Гинзбург и гражданин США, а в прошлом СССР Абрикосов. Так вот Абрикосова сосчитали и в России, и в США.
         Не знаю, имели ли исследования Алферова- Килби- Кремера какое-либо применение в СССР, ну, типа там для повышения точности наведения ядерных боеголовок на Нью-Йорк, но компания «Моторола», как и ее конкурент AT & T давно работавшая над системами мобильной связи, получив от науки новое знание (напомню таки, не один Алферов над проблемой работал, нобелевку на троих делили), тут же использовала его при создании мобильного телефона и систем сотовой связи.
         То есть. Констатируем. Ценную вещь, пусть даже основанную на советских (но не только) исследованиях сделала компания «Motorola».
         И не надо про инженера Куприяновича. По разработкам его и коллег были созданы системы «Алтай», «Волемот», соединяющие несколько сотен, ну, может, тысяч абонентов. Партийных секретарей, директоров, гэбистов и типа того. Система дожила до начала 90-х, с приходом в Россию мобильной связи по стандарту GSM умерла.
         Куприянович в 1957 году показал по факту известную к тому времени портативную рацию (walkie- talkie) с номеронабирателем и базовой станцией на несколько номеров, соединенную проводами с АТС. То есть радиотелефон на несколько абонентов, а не систему сотовой связи с миллионами абонентов.
          А системы, соединяющие рацию с АТС, в США были еще в тридцатые годы.
          Допускаю, у Куприяновича были идеи создания системы, подобной той сотовой связи, которую мы сегодня имеем, только кто бы ему це позволил. Сделал для начальства и ладно. А остальные не баре, без мобильной связи перебьются, ракеты и енисеи важнее.
          ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий