четверг, 26 марта 2015 г.

Россия и Запад. Взаимоотношения

       Не претендуя на полноту. Только основные вехи.
       Вся мировая история- это история войн и завоеваний одними народами других. Славяне, истоки которых в районе Одера и Вислы, расселились аж до Тихого океана, причем далеко не мирным путем.
       Говоря о взаимоотношениях с Западом, имеем ввиду русских, а точнее, великороссов. Или московитов, как говорили в давние времена западнее Можайска. Для которых Великое княжество Литовское и Русское, поляки, чехи- это все Запад. А были времена, когда для Москвы Западом являлись Тверь, Смоленск, Великий Новгород, Псков. Москва с ними воевала и, в конце концов, силой подчинила себе.
       На европейских же географических картах земли восточнее Смоленска до Петра Первого обозначались как Moscovia или Tataria.
       В советской литературе и кинематографе было принято представителей Запада изображать весьма мерзкими типами. На роли немцев в фильмах о Великой Отечественной войне подбирались актеры с не очень приятной внешностью. Аналогично в исторических фильмах, где были персонажи с ненавистного русскому человеку Запада: «Александр Невский», «Садко», «Василий Буслаев» и др.
       «Василий Иванович, на том берегу белые пиво с раками пьют…
-Не, Петька, это у них морды такие…»
       Правда, постепенно советский кинематограф менял актеров с непрезентабельной внешностью на литовцев. Множество ролей немцев и прочих «западэнцев» в советском кинематографе исполнили артисты из Литвы и Латвии. Альгимантас Масюлис вообще был обер-«фашистом» советского кинематографа.
        И прорыв в «Семнадцати мгновениях весны» Лиозновой, где Генрих Мюллер (Леонид Броневой), Вальтер Шеленберг (Олег Табаков), Карл Вольф (Василий Лановой)- ну, обаятельнейшие персонажи…
        Советская пропаганда и ее составная часть советская история представляли великороссов, как исключительно миролюбивых людей, которые всю свою историю только тем и занимались, что отражали натиск, как с Запада, так и с Востока.
        Каким образом тогда крошечному уделу младшего сына «святого и равноапостольного» удалось раздвинуть свои границы до Вислы и Тихого океана, Ледовитого океана и Памира, объяснить несколько затруднительно, но писатели- историки советского розлива что-то смутно бухтят про «труд и дружбу»:
       «Тем временем потомки Одинца, Тсарга, Изяслава, Доброги, Гюряты, Карислава, Отени, Расту, Тшудда и других их братьев из киевских, северских и прочих южных, западных и восточных славянских земель, таких же, как они, по духу, чести и совести, без титулов и гербов, без турниров, без замков и богатых невест, беззвучно гнули спины в работе, страдали, терпели все муки, но с неотвратимой силой стихии осваивали непроходимые и почти безлюдные территории северо-востока и востока, шли в южные степи и выплавляли не порабощением, а трудом и дружбой людей всех племен государство-монолит на одной шестой части всего земного шара. Но это – в скобках, как общеизвестное… Валентин Иванов, «Повести древних лет».
         Так и представляешь себе сибирских татарочек из ханства Кучума, встречающих на Иртыше казаков Ермака цветами и беляшами с солью…
         Почему-то думается, у жителей «безлюдных территорий» на счет «труда и дружбы» есть иная точка зрения…

Комментариев нет:

Отправить комментарий