воскресенье, 31 января 2016 г.

Достоевский и загадочная русская душа

         «Папа, а если Толстой и Достоевский будут биться, кто победит?»
(Александр Феденко)

         «Если слон на кита влезет, кто кого сборет?
(Лев Кассиль, «Кондуит и Швамбрания»)

         В патриотической тусовке принято, перечисляя российские достижения, наряду с Суворовым, Менделеевым, Гагариным, Королевым, Курчатовым и прочими упоминать еще и писателей Толстого и Достоевского. То есть, вот им сказали когда-то, что это иконостас великих, и они всю жизнь повторяют. Не шибко задумываясь.
          О писателях, однако. Задаваемые патриотам вопросы и просто наблюдения показывают, что вообще-то ни Толстого (Льва Николаевича, но Алексея Николаевича и Константиновича аналогично), ни Достоевского они не читали. Как и Пушкина, и всех прочих. Подозреваю, что и Дюма, и Конан Дойля, и Пелевина, и многих других…
          Слышали, тем не менее, что Толстой и Достоевский почитаемы на Западе, который сами патриоты вообще-то сильно не любят. То есть когнитивный диссонанс налицо, Запад им не нравится, но то, что там читают наших писателей, говорит о величии оных.
          Однако, западные читатели знакомы с нашими писателями, а наряду с упомянутой парой, это еще Чехов, Пушкин, Гончаров, Тургенев и другие, в блестящих переводах Констанс Клары Гарнетт.
         «Причина того, что англоговорящие читатели едва ли могут объяснить разницу между Толстым и Достоевским, заключается в том, что они читают не прозу первого или второго. Они читают Констанс Гарнетт» (Иосиф Бродский)
          Замечу, по этой же причине творчество указанных писателей им доставляет. Во второй половине восьмидесятых довелось прочитать «Замок» Кафки в двух разных переводах. Первый был весьма зануден, дочитал только по причине большого сходства описываемых ситуаций с советской действительностью, а вот второй перевод доставил вполне…
          Не знаю, Гарнетт не читал, а вот Толстого и Достоевского довелось. Причем Толстого больше, в родительской семье было его собрание сочинений. Достоевского читал только «Преступление и наказание» в рамках школьной программы, да еще начинал и не закончил «Братьев Карамазовых» и «Идиота».
         Занудно, однако, читается. А, учитывая, что сами патриоты Достоевского не читали… Подумалось, а чего, из тех, кто хотя бы пытался читать, Федор Михайлович только мне не доставил или кому еще. И обнаружил у Владимира Владимировича… Нет. Набокова:
         «…Достоевский писатель не великий, а довольно посредственный, со вспышками непревзойдённого юмора, которые, увы, чередуются с длинными пустошами литературных банальностей... Не скрою, мне страстно хочется Достоевского развенчать. Но я отдаю себе отчёт в том, что рядовой читатель будет смущён приведенными доводами».
         Не знаю, насчет юмора, где читал, там не видел. Говорят, есть в произведении «Дядюшкин сон», не читал, но видел фильм, еще в ранних рассказах, по которым фильм «Чужая жена и муж под кроватью». Но последний я не смотрел, а «Дядюшкин сон» довелось подростком, тогдашнее же и нынешнее восприятие смешного у меня сильно разнятся…
          В те годы мне, безусловно, доставляли фильмы Гайдая, которые и по сей день продолжаю считать хорошими, но уже не так смешно. Зато сейчас могу, например, ржать, читая Третью Программу КПСС, учебник научного коммунизма (я по нему в 1977 году государственный экзамен сдавал) или статьи Михаила Делягина, на сайте которого меня уже дважды (под разными никами) банили за каменты.
         Да. Западники Достоевского любят не только за перевод Констанс Гарнетт, а еще и за то, что он им раскрывает «загадочную русскую душу».
         "Достоевский был до глубины русский человек и русский писатель. Его нельзя себе представить вне России. По нему можно разгадывать русскую душу. И сам он был загадкой русской природы. Он совмещал в себе всю противоречивость этой природы. (Николай Бердяев).
         Загадочная русская душа по Лене Хейдиз.
         То есть сытых западных интеллектуалов плющит от загадки, почему люди, расово вроде бы вполне европейские, никак не могут наладить свою жизнь хотя бы чуток похоже на них. То есть с ровными дорогами и чистыми туалетами. И, полагают, Констанс Гарнетт, совмещающая в себе Льва Николаевича и Федора Михайловича, им маленько это разъясняет.
          «Он изумительно глубоко почувствовал, понял и изобразил две болезни, воспитанные в русском человеке его уродливой историей, тяжкой и обидной жизнью: садическую жестокость во всем разочарованного нигилиста и — противоположность ее — мазохизм существа, способного наслаждаться своим страданием, не без злорадства, однако, рисуясь им пред всеми и пред самим собою». (Максим Горький)
           «Я в натуре никак не всосу – где он запалился? Тот гастролёр его вломить не мог, сам вскрылся…ну, в лоб шмальнул, а прокурор прессовать начал – так это же фуфло галимое! Иди в отказ: я не я, и хата не моя, хрен тут расколешь…ведь коза его, Соня, не совсем же нюх потеряла, хоть и животное? Не вот объясните мне, на ##ра было на себя мокруху брать, да ещё двойную! Ну косил бы на шизу, а там, глядишь, братва подсуетилась, и соскочил с больнички – чистый и пушистый, будто в тайде с гранулами…
          «3,14##ец, - думал я, потихоньку млея от ерша, - Бердяев с Розановым тебя не слышат. Или академик Лихачёв. А ещё лучше – Фёдор Михалыч. Он же для потомков писал, для далёких. Вот порадовался бы старик такому разбору полётов. Ну а с другой стороны – это ж чудо! Чувак в мёртвом доме ознакомился, впечатлился…ну не догоняет, положим, а всё едино – взволнован и горяч…радостно, верно, икается Достоевскому…».
          И в завершение… Для любителей потрындеть о великом писателе Достоевском предложил бы следующий курс. Читать Достоевского с девяти до восемнадцати с перерывом на обед. В либеральном варианте каждый час давать чашечку кофе, в менее либеральном, когда голова начнет клониться- затрещину.
           Спрашивать подробное содержание прочитанного. За невыученный урок в мягком варианте наказывать рублем, в жестком- пороть розгами… Чтоб понимали загадочную русскую душу…

5 комментариев:

  1. Нет ничего проще, чем объединить Толстого с Достоевским = ТОЛСТОЕВСКИЙ

    ОтветитьУдалить
  2. Вспомнил шутку из старого КВНа про "Преступление и наказание": "Писать такой роман - преступление, а читать его - наказание".

    ОтветитьУдалить
  3. А у меня "загадочная русская душа" ассоциируется только с анекдотом о загадочной русской анатомии.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Тогда уж сам анекдот. Разговор двух иностранцев о загадочной русской душе, в котором один говорит: А у них и анатомия загадочная. Слышал, как один другому говорил: Вася, одень на ### шапку, а то уши отмерзнут...

      Удалить
    2. Тернисты пути совершенства
      И Русь помешалась на том
      Нельзя ли земного блаженства
      Достигнуть обратным путём

      Н. Некрасов

      Удалить