среда, 7 мая 2014 г.

Танины рассказы. Какие мы и почему

         Реальная причина - это войны и репрессии минувшего века.
         Если интересно, расскажу подробнее.
         Травма, переданная нам нашими родителями, а им - их родителями.
И нечего плеваться друг в друга: "мужики во всем виноваты, не хотят растить свое потомство", "бабы-дуры во всем виноваты, они главные, а отвечать не хочут".
        Беда в том, что ни те, ни другие не знают - как. И все жестоко маются от своей недолюбленности, перенося сценарии родительских траблов в свои семьи.
        Думать и разгребать проблему никто не хочет, максимум, мальчики сжимают зубы и "несут крест", а девочки манипулируют мужьями, хитря и лукавя, искренне считая, что они молодцы и жизнь удалась, если муж не сбежал.....
         Боюсь, коротко не получится....
         Собственно, я о том, что все мы ушибленные историей нашего отечества.
        Причин, отчего браки теряют крепость, конечно же, множество: например, пресловутый экономический фактор, но я больше о том, о чем здесь писали, - о яростной невозможности договориться и ощущения себя несчастными.
        Предлагаю вернуться назад, в предвоенные-военные-ранние послевоенные, - разумеется, личными впечатлениями никто не похвастает, но все имеют представление. Великие стройки, репрессии и собственно войну тут обсуждают в параллельных темах, я же хочу о семье в тот период.
         Вот представьте, живет семья. Молодые, любят друг друга, только поженились, ждут ребеночка или даже одного-двоих только-только родили..... и тут сдвигаются маховики истории, начинается большая мясорубка. Первыми под жернова попадают, естественно, мужчины. Женщина остается одна. Каково её состояние? 
          Она вынуждена держать себя в руках, она не может отдаться горю - на ней ребенок (дети), работа, много-много всего. Раскисать нельзя, она собирается-поджимается-каменеет, отключает чувства, живет, стиснув волю в кулак, а иначе - только лечь и умереть. А ребенок не знает подноготной происходящего, особенно если мал, а если и знает - понять не может. Единственное объяснение, которое может прийти ему в голову, - мама меня не любит, лучше бы меня не было.  Его личность не может полноценно формироваться без постоянного эмоционального контакта с матерью, это основная задача младенчества, это заложено природой.
          Разумеется, это неправда, любили, только ради них и жили. Только было не до сантиментов - главное, чтобы просто выжил, вырос
         Время идет, женщина привыкает жить в таком режиме. Так бывает, когда человек нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. Конь в юбке, баба с яйцами - как хотите называйте.
         В самом крайнем выражении такая женщина превращалась в монстра, способного убить своей любовью,  - бабушку из "Похороните меня за плинтусом" помните? Таких женщин много-много было во всех детских учреждениях - от яслей до больниц, следы того времени до сих пор несет вся наша система защиты детей, никак не избавимся. Такие женщины стальным прокатом так проходились по своим дочерям, что те только и могли, что копировать такую воспитательную систему и нести её дальше, через поколения. 
          Если оставить в стороне крайние случаи, останется просто мама. Просто горе. Ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему даром не положена. Ничего не требует, во всем помогает, о младших заботится, старается быть полезным, - слышали рассказы про послевоенное детство?  - "Нам в голову не могло прийти так себя вести и так с родителями разговаривать" - это нам пеняли.
         Ещё бы.
         Ещё бы.
         Кто же будет рисковать крохами тепла и близости? Да и рука у железной женщины тяжелая......
         Травма пошла на следующий виток.
         Потом он вырастает, этот ребеночек. И (возьмем вариант достаточно благополучный) на дворе уже 60-е, и мир, и оттепель, и в космос полетели, и так хочется и жить, и любить, и быть любимым.... Впервые взяв на руки собственного ребенка, молодая мама понимает - вот он. Вот тот, кто полюбит её, наконец, кому она действительно нужна. Она живет ради этого ребеночка, она любит его так страстно, что и помыслить не может разделить эту любовь ещё с кем-то. Она живет его жизнью, его чувствами, у них нет друг от друга секретов и только одно плохо - он растет. (Тут впору вспомнить Улицкую, у неё этот сценарий неоднократно подробно описан, - Искренне ваш, Шурик, например). Она настолько сильно не хочет, чтобы он рос, что у нее просто разум отшибает. Тещи-свекрови из таких получались аховые, все, наверное, наслышаны.
         Что происходит с ребенком? Он не может не откликнуться на такой страстный запрос. Это выше его сил. Самое ужасное - это когда мама плачет. Или у нее болит сердце. Только не это.  Знакомая ситуация?
         Продолжение грустное ужасно, потому что ребенок всё-таки уходит, унося вину и оставляю обиду, - она же жизнь положила, ночей не спала, теперь пришло время платить по счетам, а он, мерзавец, не хочет. Тут идет в ход и наследство железной женщины - в ход идут угрозы и скандалы, - но это, как ни странно, не самый худший вариант, - насилие порождает отпор и позволяет-таки отделиться, хоть и с потерями. А некоторые манипулируют так искусно, что ребенок просто не в силах уйти (тут пожалуй, следует вспомнить Птушкину  "Пока она умирала", по ней был снят фильм С Васильевой-Янковским-Купченко, кажется "Приходи на меня посмотреть", но фильм совершенно легкомысленный, книга же страшная). С точки зрения такой мамы лучшим вариантом будет, если дочь сходит замуж ненадолго, а потом с ребеночком вернется и тогда сладкое единение можно длить до самой смерти.
          Но что я все о девочках да о девочках? Где же мальчики?
          А мальчики, получается - в пролете.
          Единственная модель семьи, известная детям обоих полов - это самодостаточная баба с яйцами. То есть, хорошо, конечно, когда мужик есть, она его любит, всё такое, но назначение его неясно.
          Зонтик для рыбки, розочка на торте.
          Посиди, дорогой, посмотри телевизор, не мешай полы мыть. - Не играй с ребенком, ты его разгуляешь, потом не уснет.  - Не трогай - испортишь, отойди, я сама, а через запятую - что ты за муж, совсем не помогаешь и детьми не занимаешься
          А мальчики-то тоже мамами выращены, привыкли слушаться, да и учитывая скученность, в которой жили, кроме жены в дому обязательно были мать или теща.
          В самом хорошем варианте, папа замещал маму (мама-то стальная, мы помним, орет и железом погромыхивает) - становился мягким и заботливым (тут обратимся к мультику про Простоквашино и вспомним папу дяди Федора), в промежуточном - трудоголиком и просто сбегал из дома на работу-рыбалку-шесть соток, в плохом - алкоголиком.
          Не было внятной модели отцовства. На их глазах (или в рассказах старших) их отцов просто встали однажды и ушли и не вернулись. И ничего, нормально. Поэтому многие мужчины считали совершенно естественным, что уходя из семьи, они перестают иметь к ней отношение. Искренне считали, что ничего не должны этой истеричке и на глубинном уровне были правы, потому что женщины просто юзали их, как осеменителей и дети были им нужнее мужей. Обида, которую чувствовали мужчины, позволяла легко договориться с совестью, а если нет - так водка везде продается.
          Уфф, устала.
          Можно, я продолжение потом напишу? Как это всё цепляясь, цепляясь, как шестеренки - "передай дальше - передай дальше" добралось до нас и пошло к нашим детям....
          Теперь о третьем поколении. Дети детей войны. 
          Не буду жестко привязываться к годам рождения, кого-то родили в 19, кого-то в 40, - чем дальше тем размытее.
          Короче, внуки военного поколения. Наш девиз - "с нас причитается". Поколение, вынужденно ставшее родителями собственных родителей.
"Чудак из 5-го "Б", "Вам и не снилось"; опять же - "Трое из Простоквашино", - список можно длить до бесконечности, - детство с ключом на шее.
          Мы были не по годам самостоятельны и чувствовали ответственность за родителей. Уроки сами, суп разогреть сами,  - ушли утром из дома, явились затемно - нормальный распорядок, родители и не думали волноваться.
          У Дины Рубиной есть рассказ совершенно пронзительный  - "Терновник" - классика жанра: разведенная мама, шестилетний сын, старательно изображающий равнодушие к отцу,  которого страстно любит..... Чтобы не ранить маму.
          Мои ровесники вытаскивали из канав пьяных отцов, а матерей из петли - лет эдак в одиннадцать. Дети-посредники, дети-миротворцы, - тут сгладить, там помирить, предвидеть, не заострять (Алексина все читали, да?) Всегда на стреме, быть бдительными, присматривать за семьей, больше некому. Рома из "Вам и не снилось". Единственный взрослый из всех героев фильма.
          А когда настала пора оставить дом - муки невозможные. Отделись и убей мамочку, или останься и умри как личность сам. Впрочем, если останешься, тебе будут трындеть, что "надо устраивать жизнь", при появлении же на горизонте кандидата, ему будет немедленно объявлена подспудная война до победного конца.
           Про это есть столько фильмов и книг, что даже перечислять не буду.
           И это при том, что детство наше вполне хорошее. И дети любимые, и родители живы, и жизнь вполне благополучная.
           Но были ещё детские сады и пионерлагеря, - а они кому в масть, а кому не очень. И насилия там было немало, и унижений. А защитить некому - родители-то беспомощные. Или даже могли бы, но мы ж не говорили, берегли.
          Я знаю стопицот историй, как утаивались сотрясения мозга и компрессионные переломы, изнасилования и казенные унижения, - именно из соображений "не волновать стариков".
          Это вечная проблема: ребенок некритичен, он не может реально оценить положение вещей. Он склонен воспринимать происходящие на свой счет и преувеличивать при этом. И всегда готов принести себя в жертву. Как дети войны воспринимали горе и усталость за нелюбовь, так мы - некоторую невзрослость своих родителей за полную уязвимость и беспомощность.
Иногда потом, когда это рассказывали, родители ужасались: "Как же так? Почему ты не рассказал?????" А нипочему. Нет ответа. Так чувствовалось, и всё.
          Третье поколение - поколение гиперответственности.
          Мы ответственны, бдительны, не ждем помощи извне, бережем, заботимся, опекаем.
          Но есть и обратная сторона: внутренний ребенок всё равно свое возьмет, наша детскость и беззаботность проявляется, например, в пассивно-агрессивном поведении. Это значит, например, что когда надо, но не хочется, человек не протестует открыто, но и не смиряется, а всякими изобретательными способами устраивает саботаж. Забывает, откладывает на потом, обещает и не делает, не успевает, опаздывает.... начальники прям воют: ну такой спец, такой умняха, но что ж такой неорганизованный..... а это психика защищается. Бессознательный процесс, чтоб не спятить.
          А с семьей всё то же: большинство в сложных отношениях с родителями (или с их памятью), живы установки про то, что мужики только и ждут, чтоб поматросить и бросить, а бабы - чтоб подмять под себя; что растить ребенка - это что-то невероятно сложное и героическое, даже несмотря на памперсы и еду в баночках. А как же не тяжело, если известны заранее условия задачи: жизнь положить.
          Эта установка заставляет ребенка бояться и избегать, в результате мама, даже сидя дома с ребенком, им особо не занимается и он откровенно тоскует, и мы получаем новый круг - недолюбленного ребенка, только войны-то уже никакой нет. Посмотрите на детей в каком-нибудь дорогущем пансионе полного содержания, - детдом, только с французским и верховой ездой.
          Другой вариант сценария - всё должно быть правильно! Сознательное родительство, совместные роды, гимнастика для грудничков, английский с года, теннис - с трех. Если они освоили роль родителей своих родителей, что, своего ребенка изуродовать вырастить по высшему разряду не сумеют? И вечная тревога, привычная с детства: всё ли я делаю правильно? Хорошая ли я мать (отец), а вдруг, мы что-то не учли и можно было ещё лучше?
          Все поголовно поражены родительским неврозом: недовольны школой, врачами, собой как родителями. Если вместе с родительством делают карьеру - грызут себя поедом.
           Родительствуем со страшной силой буквально.
          Плоды уже есть. И они невеселые. Сидят, уставившись в компьютер. Не работают и не учатся. Ни за что не желают отвечать.
          Это четвертое поколение.
          Они ничего не хотят. За них всё отхотели их гиперответственные родители. Впрочем, это поколение только входит в жизнь, не буду ярлыков вешать.
Читать другие Танины рассказы.
----------------------------------------

Комментариев нет:

Отправить комментарий