вторник, 6 мая 2014 г.

Танины рассказы. Непознанное...

         Как-то, в середине 90-х, мы с мужем и маленькой дочкой поехали отдохнуть в Геленджик к какой-то знакомой маминой приятельницы, которая сдавала там почти бесплатно комнатку. Эта приятельница, напутствуя нас, по секрету рассказала историю тамошней хозяйки, как та потеряла единственного горячо любимого сына (тот утонул подростком, кажется), чуть не сошла с ума, уехала с мужем куда-то в центральную Россию, потому что не могла оставаться там, где всё напоминало, и прожила там много лет.
          Они удочерили сироту, вырастили её, выдали замуж, дождались внуков и, оставив им с зятем жилье, вернулись обратно в Геленджик, посчитав, что вылечены временем, да и ради внуков, опять же.
          Мы приехали к ним как раз, когда они только год всего, что ли, как вернулись и первое лето принимали родственников и постояльцев: кроме нас, у них жила ещё семья ростовчан.
          Мы быстро сговорились, что живем даром, за это помогаем приводить хозяйство в порядок, - теперь об этом даже смешно думать, но тогда нам эта экономия была очень актуальна. :)
         Младшему хозяйскому внучку было что-то около пяти-шести и был он вполне себе обычный пацаненок с торчащими ушами и сбитыми коленками, - (ещё была старшая девочка, но она мне совсем не запомнилась), а этот мелкий постоянно крутился среди взрослых, "помогал" и беспрерывно всех смешил.
        И вот как-то, когда мы все работали в саду - чего-то пилили-граблили - он остановился под старой жерделью и вдруг спросил бабушку, зачем убрали качели. И бабушка вдруг дернулась лицом и побледнела, а мы посмотрели вверх и увидели, что на толстом суку действительно замечательное место для качелей, а по испугу хозяйки - что они там действительно были. Когда-то тогда. О чем юный герой знать в принципе не мог.
         Ещё он всё время норовил войти в летнюю кухню со стороны старого, заделанного в отсутствие хозяем входа - (пока их не было, в доме жили и кое-что перестроили) - а к входу этому не было уже даже тропинки, но он, особенно задумавшись, сворачивал всё время туда, и вообще, обнаруживал поразительное знание местной топографии и персоналий, - я всего не помню, но как-то слишком много было удивительных вещей, - это замечали даже наши соседи-ростовчане, которые не были знакомы с семейной драмой.
         А хозяйка хранила молчание, только мучительно бледнела каждый раз. Она вообще была не по южному суровой женщиной. Звали её Евдокия Адамовна - дочка наша называла её Евой Адамовной, ей так казалось логичнее. :)
         Мы были потом у них ещё следующим летом, вернее, осенью, - уже без их внука, никогда этого с хозяевами не обсуждали
         Никакого рационального объяснения я этому придумать не могу.
Читать другие Танины рассказы.
----------------------------------------

Комментариев нет:

Отправить комментарий