вторник, 24 февраля 2015 г.

Как я был членом профсоюза. Часть 2

         Читать часть 1.
         Ситуация для нашей семьи сменилась, когда Ира во второй половине восьмидесятых стала культоргом в своей организации. Т.е., она занималась распространением в трудовом коллективе, как билетов в театры и на концерты, так и туристических путевок. Получив доступ к заводской профсоюзной кормушке, что билеты и путевки распределяла.
         Remember кота Матроскина и его дядю с гуталиновой фабрики…
         Тут она и хорошими билетами себя и нас стала обеспечивать, и путевками. Сама с дочерью съездила в дом отдыха «Мать и дитя» «Восток-6» на Финском заливе, с обоими детьми в санаторий в Луге. Правда, в последнем случае одна путевка бралась на меня, а отдыхал вместо меня сын.
         Если не ошибаюсь, в доме отдыха «Восток-6» туалет и душ были в номере.
         В конце восьмидесятых Ижо#ский завод построил свой профилакторий в Пушкине около Баболовского парка. Сейчас называется пансионат «Царскосельский», вроде функционирует.
                                          Около профилактория.
          Мы туда всей семьей ездили в 1989 и 1990 годах. Путевки были дешевые, почти все оплачивал завод. Удобства в номере. Питание предусматривало несколько вариантов блюд в зависимости от назначенной врачом диеты.
          Так что, в самом конце советской власти отдохнуть и в более-менее приличных условиях.
          Еще Ира брала для своих родителей-пенсионеров местные автобусные путевки в Новгород, Старую Руссу, Старую Ладогу. С ними еще и Алешу отправляли.
          В 1980 году через профсоюз опять же, на сей раз мне, как спортсмену, достались билеты на проходившие в Ленинграде матчи футбольного турнира Московской Олимпиады. Два билета на матч группового турнира Куба- Венесуэла, выигранный кубинцами 2:1, на этот матч мы ездили вместе с Ирой.
         На четвертьфинальный матч Чехословакия- Куба, выигранный чехами 3:0, билет был один, Ира съездила туда без меня. Да, вот так, захотелось женщине на футбол. Немного было радостей в жизни советского человека, а здесь на стадионе наряду с автоматами, продававшими Пепси Колу, также автоматы еще и бутерброды с копченой колбасой продавали. А копченая колбаса в СССР была сакральным продуктом.
         Объективно, уровень Олимпиады, а футбольного турнира в частности, из-за санкций был невысок. Чехи, кстати, футбол и выиграли. В Ленинграде на Невском можно было наблюдать несколько большее по сравнению с обычным число иностранных туристов.
                                     Стадион им.Кирова перед матчем Чехословакия- Куба.
         Но вроде бы даже не все билеты на футбольные отборочные матчи были распроданы, потому что брат мой на какой-то отборочный матч билет свободно купил в кассе.
          Еще одной из важных функций советских профсоюзов было распределение дефицита. Продовольственные наборы в КБ, где я работал, бывали примерно раз в месяц, состояли, как правило, из трех продуктов, один из которых был дефицитным, два других- нет. Т.е., недефицит представлял собой так называемую «нагрузку», но это тоже был нужный в хозяйстве продукт, например, пачка сахарного песка, пачка грузинского чая.
         А так дефицитом могла быть банка зеленого горошка, майонеза, сгущенного молока, пачка индийского чая «со слонами»… Жена припомнила, что как-то раз и килограммовая пачка риса шла в наборе, как дефицит. Нередко число наборов было ограниченным, тогда разыгрывали по жребию. Например, красную икру за пятнадцать лет работы в КБ разыгрывали два раза, в обоих случая на отдел количеством пятьдесят человек приходилось три- пять наборов с икрой.
         Другим дефицитом в СССР были книги. Они находились в ведении Общества книголюбов, про которое как-то в моем присутствии секретарь партбюро говорил, что ОБХСС по ним плачет. Общество тоже относилось к профсоюзу. Точно также на отдел выделялось несколько дефицитных книг, которые разыгрывались по жребию.
         Дефицитом были и автомобили. Причем в начале восьмидесятых после повышения цен, когда «Жигули» стали стоить больше восьми тысяч рублей (средняя зарплата в 1985 году- 173 рубля, я выше писал), какое-то время купить машину можно было свободно. Но запущенный в связи с «ускорением научно-технического прогресса»и «опережающим развитием машиностроительного комплекса» печатный станок вновь сделал их дефицитными до гайдаровской либерализации цен.
         В конце восьмидесятых, после того, как партия, видя мои антикоммунистические взгляды, оставила меня в покое, по просьбе сотрудниц отдела я на годик стал профоргом отдела. Помимо конфликтов с начальством, довелось еще заниматься и розыгрышами дефицитных товаров.
        Тут такое дело. Получив при Горбачеве хозяйственную самостоятельность, предприятия стали закупать за появившуюся в их ведении валюту товары народного потребления. И распределять среди своих же работников через профсоюз.
       На моей памяти разыгрывались одежда и обувь, если не ошибаюсь, как-то раз даже женское нижнее белье, магнитофонные кассеты «Sony» и т.д. Поскольку дети были не у всех, помню удалось купить дочке несколько красивых китайских платьев. Себе как-то выиграл ботинки английского производства.
       Ну, а в девяностом я с завода уволился, и началась совсем другая жизнь…

Комментариев нет:

Отправить комментарий