пятница, 15 февраля 2019 г.

О возвращении палаток- ларьков

     Через дефис потому, что московская палатка в Питере именуется ларьком, такие уж различия, как бордюр и поребрик, карточка и проездной и т.д.
      10 февраля 2019 года "Российская газета" опубликовала интервью с зам.министра промышленности и торговли В.Л. Евтуховым, где тот поведал о намерениях правительства вернуть на улицы городов упомянутые палатки- ларьки. Которые в Питере уничтожили в начале нулевых, 
"Ночь длинных ковшей" в Москве
а в Москве в 2016 году, устроив "ночь длинных ковшей". Более половины представителей малого бизнеса после этого покинули рынок, аренда в торговых центрах им оказалась не по карману.
     Заместитель министра поведал, что по сей день обеспеченность торговыми площадями на душу населения у нас вдвое меньше, чем в Европе... Это при том, что в радиусе километра от моего дома "Лента", "О`Кей", два "Перекрёстка", "Магнит", штук пять "Пятёрочек" и "Красного с белым", прочего не перечесть. На сколько ж меньше было в совке? В тысячи где-то, наверное...
     И, сообщил чиновник, многим производителям продуктов питания на прилавки сетевых магазинов не попасть. На тему попадания на эти прилавки советую почитать книгу Алексея Колышевского "Откатчики". Там, кстати, у главного героя, матёрого откатчика и любителя кокаина Германа Кленовского есть дядя Пётр Сеченов, фамилией и биографией кого-то сильно напоминающий...
     У нас несколько лет назад придумали новый мифологичный термин "импортозамещение", допускаю, на эту очередную властную разводку кто-то повёлся, организовав предприятия по производству продуктов питания. Хотя подавляющее большинство сегодня действующих на рынке производителей появились в конце девяностых- начале нулевых, когда сложились два фактора: реформы девяностых и начало роста цен на нефть. А антиреформы, организатором и вдохновителем которых войдёт в историю Путин, ещё не начались.
     Несколько цитат из интервью:
     И не поймёшь что это, лицемерие или наивность? Наивность так называемого "сислиба", системного либерала, из учебников по экономике знающего, как оная должна быть устроена, но не понимающего, что "на земле" главной является не "невидимая рука Адама Смита", а "вертикаль власти", которая многорука, может быть в погонах, а может и без них... И эта рука вертикали не даёт работать руке шотландского экономиста восемнадцатого века.
                                       *  *  *
    Немножко новейшей истории. Которую многие забыли, а те, кто помоложе и не знают. Пришедший в 1985 году к власти Горбачёв не имел ни малейшего представления, что делать, чтобы выбраться из глубочайшей экономической задницы, куда за семь десятилетий зашла советская власть со своими магнитками, енисеями и гагариными.
    Поэтому сперва в мае восемьдесят шестого Михаил Сергеевич начал кампанию по борьбе с нетрудовыми доходами, однако, через полгода законом об индивидуальной трудовой деятельности её же и свернул. В восемьдесят восьмом позиции частного предпринимательства усилил закон "О кооперации в СССР". С него и началась массовая установка палаток- ларьков в местах, где их установка экономически выгодна. В мегаполисах обычно около станций метро, вокзалов, остановок общественного транспорта.
     Над дизайном сильно не парились, хотя в тех же мегаполисах какие-то минимальные требования предъявлялись. По крайней мере, чтобы было не хуже, чем у Союзпечати. Ну, и старались, чтобы в одном и том же месте соблюдалось некое однообразие, согласно армейскому требованию "пусть безобразно, но однообразно".
     До реформ Гайдара ларьки заполнялись изделиями, произведёнными местными индивидуалами, которые заметно отличались в лучшую сторону от товаров в гос.торговле, также тем, что привозили "челноки", пассионарные граждане, забившие на кульманы в родных НИИ и КБ, станки ДИП-300 на заводах и ломанувшиеся в Турцию, Китай, Польшу, другие страны Восточной Европы за шмотками.
      Организаторами ларёчного бизнеса, имхо, становились те, кого ранее в СССР называли "цеховиками", а также чиновники и близкие к ним граждане, имевшие возможность оформить в аренду кусок земли около метро или вокзала. Хотя и необязательно, владельцем сети ларьков в Колпино, где живу, в девяностые стал бывший офицер Советской армии.
      В Ленинграде- Санкт-Петербурге до ельцинско- гайдаровского указа об освобождении цен и торговли действовало распоряжение мэра Собчака о недопустимости продажи в ларьках и коммерческих магазинах товаров, приобретённых в гос.магазинах. За Москву не знаю, игрушку "Ну, погоди", где волк яйца ловит, купил именно в столице в ларьке по цене чуть выше магазинных двадцати пяти рублей.
      С объявлением свободы торговли продавать стали все и повсюду. Около перехода от Невского проспекта к Московскому вокзалу стояли люди, державшие в руках, кто буханку хлеба, кто палку колбасы, кто бутылку водки, надеясь впарить их идущим с Невского на электричку. Ларьков же, имхо, стало ещё больше, что было вполне благотворно, ибо обеспечивало занятость населения, которому нечего стало делать на заводах и в НИИ.
     Вспоминается виденное объявление из девяностых о приглашении на работу продавцов: "Лиц, имеющих опыт работы в советской торговле, просим не беспокоиться". Из советских магазинов: "Вас много, а я одна", "Покупатель и продавец, будьте взаимно вежливы".
      Делать же народу стало нечего потому, что советские предприятия производили не то, что можно продать за деньги, а то, что запланировали свыше, поэтому, как только перестали планировать, так сразу и деньги закончили платить. Поскольку раздача оных также предусматривалась властью вне зависимости от необходимости и качества произведённого продукта.
     Либерализация цен и свобода торговли вмиг решили проблему дефицита абсолютно всего, что оным являлось в СССР. Помню заклинания академика Велихова о необходимости компьютеризации страны и повышения компьютерной грамотности. "Невидимая рука Адама Смита" решила эту проблему на счёт раз. Я первый 486-й на семью купил в девяносто четвёртом, в конце девяностых практически вся молодёжь умела пользоваться компьютерами...
     Году в девяносто четвёртом торговый департамент (как он там назывался не припомнить) при администрации Собчака придумал лицензирование торговых точек. Отчасти разумно, ибо предусматривалось согласование с СЭС, пожарными, отчасти, чтобы просто какую-то деятельность изображать. Замечу, не брали или почти не брали. Мне от фирмы "Венец", где до конца девяносто четвёртого трудился, довелось с этим лицензированием по инстанциям побегать. Чиновник был доброжелателен и не борз. Знал, есть выбор между размером взятки и оплатой услуг киллера. Одно из отличий тогда от сейчас.
      Потом уже при губернаторе Яковлеве стали ужесточать требования к дизайну ларьков. Вот один камент из фэйсбука по этому поводу: "Помню, как в Питере в конце 90-х решили привести ларьки в приличный вид. Всем предлагалось за 20 тыс.$ стандартный ларек и с блатного завода и договор аренды земли на год. Понятно, что за 2-3 года все отбивалось, а потом шла чистая прибыль. Через год ни с кем договор аренды не продлили, а ларьки обязали демонтировать за свой счет..."
    ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправка комментария