понедельник, 30 октября 2017 г.

Катасонов для чайников от чайника. Часть 3

      ЧАСТЬ 1
      ЧАСТЬ 2
      ЧАСТЬ 3
      И в один миг переход от православия к сталинизму. Выше я приводил цитату про построенную Сталиным «эффективную социально-экономическую модель».
      Разошёлся я во времени на полтора года с «лучшим другом детей и физкультурников». Только исхожу из такого понятия, как временной лаг в экономике. То есть, начало осознанных воспоминаний, год так пятьдесят девятый- это и есть время действия упомянутой эффективной модели.
      Тем более, что Берию, планировавшего возврат к НЭПу, быстренько расстреляли, Маленкова, ратовавшего за приоритет лёгкой и пищевой промышленности, от высших должностей отстранили. И запомнилась при этом массовая нищета. Все родственники, соседи, все были нищими. Ну, за исключением, может быть, жившего в доме напротив композитора В.П.Соловьёва-Седого. У того даже автомобиль был.
     Что любопытно, даже колбаса в свободной продаже была. В шестьдесят первом средняя зарплата была 80 рублей, а колбаса «Отдельная» 2-20 («Докторская»- 2-30). И на прилавках лежала. Когда же лет пятнадцать спустя зарплата стала 150, а колбаса осталась 2-20 и количественно её больше не стало, в соответствии с вышеприведённой формулой, из свободной продажи она исчезла.
     Более ранние годы сталинской «эффективной социально-экономической модели» не застал, но можно почитать дневниковые записи очевидцев. Массовый голод начала тридцатых не выдумка жителей «незалэжной», он был и в Орловской, от родственников отца слышал.
      Магнитки, днепрогэсы строили, чугун со сталью выплавляли, ракеты запускали. Но нищими были почти поголовно. Постепенное повышение жизненного уровня началось где-то с шестидесятых, в конце семидесятых упёрлось в потолок. Больше из сталинской модели выдавить полезных для жизни, а не убийства людей вещей не удавалось.
     Вот СССР и рухнул. Как пишет Катасонов: «Почему рухнул Советский Союз? Потому что был слабый, разрушающийся духовный фундамент. Экономика не соответствовала этому слабому фундаменту, экономика была гораздо более прочной, чем этот фундамент…»
     То есть. Вагонзаборзаводов, чугуна, стали, электроэнергии, вырытых котлованов, перекрытых енисеев в стране было хоть #опой ешь. Колбасы не было, пива, гондонов, тампонов, штанов, шузов, колготок, бюстгальтеров, утюгов, стиральных машин, автомобилей…
     «Запустили мы ракету
На далёкую звезду.
Лучше б лифчиков нашили
И трусов прикрыть 3,14##у…» (Советский фольклор)
     «Духовный фундамент» слабым был, в мифическое существо народ не верил, а про жизнь на Западе, как бы журналисты- международники не старались, люди всё равно узнавали. Любая западная лейбла на одежде или обуви повышала твой социальный статус. Вот и…
     В общем, мне, как человеку не православному, не верящему в мифическое существо и загробную жизнь, в сталинскую модель очень не хочется. Меня очень даже устраивает та модель, что была создана реформами девяностых и привела к уровню жизни и потреблятства, о котором даже и не мечталось. К сожалению, с середины нулевых, а, в особенности, года с тринадцатого, откат back in the USSR всё заметнее…
     Не приведи, мифическое существо, жить в такой «эффективной социально- экономической модели». Тридцать семь лет прожил. Как кошмарный сон…
                                                            *  *  *
      Катасонов: «Первое что необходимо, конечно, восстановление государственной монополии внешней торговли…»
      Сперва с точки зрения потребительского рынка. В СССР монополия внешней торговли была года до восемьдесят шестого, отменили её при Горбачёве, я стал летать в загранкомандировки, минуя Москву.
      Коснусь нескольких позиций, всё не охватить. Апельсины продавались на моей памяти только марокканские, человек со средней зарплатой 200 рублей (середина восьмидесятых) мог купить на неё 100 килограммов по 2 рубля за кг. И продавали их далеко не в каждом магазине, поискать надо было.
     Сейчас в радиусе километра от моего дома три супермаркета, а небольшие сетевые и не только магазины не пересчитать. Апельсины стоят 50 рублей (бывают акции- снижают до 30), на среднюю зарплату 40 т.р. (официальная в России, в Питере выше) их можно купить 800 кг. Поставки много откуда, вплоть до ЮАР.
     Не раз писал, что бананы за десятилетие восьмидесятых удалось купить всего три раза. При монополии. Сегодня при отсутствии монополии хоть каждый день. Десятки магазинов в радиусе километра. Уж не буду за то, что про манго, киви, авокадо, папайю при монополии внешней торговли мы и не слышали.
     Одежда и обувь. «Кто носит майку «Adidas», тому любая баба…» (Советский фольклор).
      В восьмидесятые на «галёре» Гостиного Двора в Ленинграде джинсы фирм «Levi`S», «Montana» и т.п. можно было купить за одну среднюю по стране зарплату 200 рублей. Кроссовки «Adidas» примерно также. Монополия, блин.
      Сегодня в радиусе километра от дома, как упоминал, три торговых центра, в которых помимо брендовых магазинов, куча мелких бутиков с широчайшим выбором одежды и обуви. Цена джинсов от тысячи рублей, кроссовок «Adidas» от двух. От десяти до двадцати пар на среднюю зарплату.
     Конкуренция. Монополии нет, поставщиков до хренища, а «цена колбасы равняется частному от деления…»
      Перейдём к товарам производственного назначения. Предприятия все были государственными, подчинялись министерствам, и оборудование для заводов закупались централизованно через Москву. Про большой и, к гадалке не ходи, офигительно дорогой японский станок с ЧПУ я тоже писал. Который купил какой-то чиновник из какого-то главка, потому что ему по плану надо было чего-то купить, чтобы деньги потратить.
      А кому этот станок нах нужен, чего на нём делать можно, он просто не думал. Не для себя покупал и не на свои. И станок годами стоял на заводском дворе, а будущие православные сперва отламывали вагонку от ящика, потом стали откурочивать кнопочки, релюшки разные изнутри… Я мимо этого станка несколько лет ходил.
     Сегодня при отсутствии монополии внешней торговли собственник покупает для себя и на свои. И тщательно выбирает. Как и мы, простые потребители, предпочитая качественный импорт отечественному барахлу. Мы же повыбрасывали из квартир радуги с рубинами, заменив их панасониками, пересели с москвичей на фольксвагены и тойоты.
     Так и на рынке производственных товаров. Авиаперевозчики предпочли боинги и аэробусы, нефтяники за девяностые практически полностью обновили парк. Запущенный в девяностом пивоваренный завод полностью заменил оборудование к середине нулевых. И т.д.
      И все работают, получают прибыль, с прибыли платят налоги. Введи сегодня монополию- всё чуть не в миг встанет.
                                                            *  *  *
      И в завершение от Катасонова: «Я не хотел бы нагнетать страсти, просто объясняю, чтобы люди понимали, что МЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАХОДИМСЯ В УСЛОВИЯХ ЖЁСТКОЙ И НЕОБЪЯВЛЕННОЙ ВОЙНЫ. Для того чтобы мы понимали, кто есть духовный враг, кто есть политический враг, кто есть даже финансовый враг - мы их всех должны понимать, все уровни проблемы мы должны чувствовать».
     А вот это уже паранойя. Неужто доктор экономических наук не был в западных странах, не видел тамошней жизни, не общался с людьми? Жизненный уровень там гораздо выше среднероссийского. Сытые они, а от сытости своей добрые и расслабленные. От доброты своей уродов разных из варварских стран к себе на ПМЖ пускать стали. Но это, думаю, они подкорректируют, барьеры введут.
     В девяностые они нам реально помогали, гуманитарную помощь присылали. Как в централизованном порядке, так и индивидуально. Моей семье семья из Канады посылку прислала как-то. Я, вообще-то только куклу Барби (не китайскую) для дочери просил (они сперва письмо прислали, спросили, чего надо), так они ещё какую-то еду положили.
      Соседи у меня многодетные, так они до начала нулевых детей в присланные импортные шмотки одевали. Поверили они нам, что мы нормальные…
      Наш правитель, закомплексованный троечник из подворотни с середины нулевых стал построенные до него добрые отношения разрушать. Какими врагами могут быть сытые добрые люди? В мифическое существо подавляющее большинство их не верит, другое дело, что блюдут моральные нормы, объективно с этим существом никак не связанные.
      Есть два мира: цивилизованный мир и мир дикарей. Только сегодняшние дикари умеют управлять военной техникой и даже научились делать ракеты и атомные бомбы. Во второй половине девяностых мы вроде как решили перестать быть Верхней Вольтой с ракетами, начать дружить с цивилизацией, делать вместо танков и ракет гондоны, тампоны и смартфоны. И вот опять… Смысла в том никакого… 
                                                      *  *  *
             Резюмируя. Мы, то есть я и мои единомышленники- люди, изучавшие в школах и вузах «бесовские науки»: математику, физику, химию, астрономию, биологию. Поэтому мы не православные, а атеисты или агностики. В состоящее из двух близких родственников и газообразной субстанции мифическое существо не верим. Равно, как и в загробную жизнь. Жить нужно здесь и сейчас.
      Поэтому, считаем, что смысл экономики в обеспечении людям комфортной жизни в этом, а не каком-то ином мифическом мире. И экономика, созданная западной цивилизацией, особенно со второй половины двадцатого века эту задачу решает. Хорошо там живут люди. Достойно. Стремиться надо, чтобы в России так же жили.
       А, если руководители наши не знают, как устроить такую экономику, так примеров вокруг немало. От США, Германии, Великобритании до Люксембурга, Лихтенштейна и Андорры. И везде люди хорошо живут без всякой «православной экономики».
Статьи о политике и экономике

1 комментарий:

  1. "человек со средней зарплатой 200 рублей (середина восьмидесятых) мог купить на неё 100 килограммов по 2 рубля за кг. И продавали их далеко не в каждом магазине, поискать надо было."
    Интереснее другой расчет...
    цена апельсинов в розницу- доллар\килограмм. То есть, закупка- максимум центов 25-30
    По меркам СССР - это 10-20 копеек...И розница в 2 рубля.....НЕ хило наживался соцстрой на своих детях...

    ОтветитьУдалить