понедельник, 12 ноября 2018 г.

Если бы молодость знала... Часть 2

   В НАЧАЛО
   Во-вторых, комсомольские пьянки с людьми, которые мне несимпатичны. В комсомольские боссы люди стремились из карьерных соображений, у меня таковые отсутствовали. Стремление стать профессионалом в своей конструкторской профессии- это совсем другое, см. ниже. Да, и, будучи спортсменом, пить я предпочитал по собственному графику, сочетая тренировки и релакс, а не когда деятелям из комитета ВЛКСМ захочется.
    Смотрите фильм "ЧП районного масштаба".
                                       *  *  *
    Ну, вот ещё такая фишка, которой в старших классах троллил родителей. Мол, пойду после школы не в технический вуз, а в институт физкультуры имени Лесгафта. Представьте себе, эта мысль в более поздние годы приходила в голову не раз. Годам к тридцати был уже опытным конструктором, стали предлагать руководящие должности и посылать в загранкомандировки... От первого отказывался, от второго нет, прокатиться ненадолго из страны, где нет ничего полезного туда, где оное есть, его можно там купить и привезти домой, это, блин, "луч света в тёмном царстве".
    Но к этому как раз времени инженерная профессия мне остое#енила. По первости после вуза был какой-то энтузиазм, охлаждавшийся, как начальством, так и "трудовым коллективом". Потом энтузиазм пропал, и тут стали посылать в загранкомандировки и предлагать стать начальником. Такая вот, блин, система. Энтузиаст- значит "враг народа", стал матёрым по#уистом, тут тебе и карьерный рост...
    В общем, продолжал плыть по течению. Зарплата к тридцати годам была вполне неплохой, про заграницу и говорить не приходится. Слюноотделение в предвкушении бокала "Праздроя" в аэропорту Праги начиналось за месяц до вылета. И, несмотря на это, в мозгу сидела мысль, а может зря я в институт физкультуры не пошёл, резвился бы сейчас с детьми на свежем воздухе.
    А потом в девяностые, когда стал заниматься рекламой, мысли появились, что я вообще по складу ума не технарь, а гуманитарий и надо было вообще куда-нибудь типа филологического факультета поступать. Хотя в материальном плане это, как и тренерская работа, давало бы меньше, чем работа инженером. В восьмидесятые.
    И вот представься мне возможность вернуться в семьдесят первый к окончанию школы, менять бы я всё равно ничего не стал. И причина тут в семье. Именно в техническом вузе познакомился я с женой, с которой вместе уже больше сорока лет.
    Не знаю, как и чего вышло бы, не познакомься мы весной семьдесят четвёртого, только вот менять ничего в этой исходной точке не хочу. В последующей жизни много можно было бы внести изменений, представься такая возможность, но в корне жизнь менять не желаю...
                                           *  *  *
   А вот куда бы я согласился вернуться и прожить часть жизни заново, это во вторую половину восьмидесятых. Не думаю при этом, что мне как-то удалось бы при этом повлиять на случившийся на рубеже веков перелом, когда Россия, второй раз в своей истории после февраля семнадцатого вставшая на общецивилизационный путь развития, после катастрофической ошибки "дедушки" покатилась обратно в средневековье.
   Допустим, удалось бы мне выдвинуться и избраться в первый демократический совет Ленинграда в девяностом. Теоретическая возможность была, даже предлагали. Не хотелось в силу интровертности, хотя именно тогда в конце восьмидесятых обнаружились у меня и некоторые ораторские данные. Будучи спортсменом, умею выбрасывать в кровь адреналин без помощи допинга (кофеин, алкоголь), а там уж язык развязывается.
   Ну, и?.. Даже будь у меня доступ к "телу" Собчака, скажи я ему, мол, гоните, Анатолий Александрович ##аными тряпками этого гэбэшного подполковника, чего, послушался бы он меня? Какие там крючки на Собчака у ГБ были, а ведь только были, иначе откуда бы этот Цахес вылез.
    А уж в конце девяностых как-то повлиять на выбор "дедушки" было вообще невозможно. Доступ к "телу" был закрыт БАБом, Таней и Валей, даже попытка Чубайса предотвратить грядущую катастрофу оказалась неудачной. Подробнее в книге Елены Трегубовой,
у меня в статье "Развилки истории. 1997- 1999".
     Чубайс же, как и многие другие, кого в девяностые можно было считать порядочными людьми, "исправился", остался во власти и успешно содействует уничтожению рыночной экономики, которую он же в девяностые с Ельциным и Гайдаром создавал.
                                           *  *  *
    А что тогда можно поменять, вернувшись во вторую половину восьмидесятых и обладая знаниями о последующих событиях? 
    Фильм начала девяностых "Стрелец неприкаянный" напомню.
    Там герою Владимира Ильина дедушка изобретатель оставил в наследство машину перемещения во времени и пространстве. Плюс чемодан ненужных в девяностые советских рублей. И он начинает шастать из девяностых в шестидесятые, скупать там золотишко, по возвращении за СКВ продавать.
    Ну, "правоохранители" на него и в шестидесятых, и в девяностых выходят, но, благодаря дедушкиной машине, всё заканчивается хеппи-эндом, вместе с подругой и СКВ герой валит в Париж...
    Где-то так. Я, как подавляющее большинство населения страны советов, был экономически безграмотным совком. Хотя изучал в вузе политэкономию, экономику машиностроения, оную изучал и позже на курсах повышения квалификации, среди которых даже курсы резерва главных конструкторов Минэнергомаша в восемьдесят шестом.
    Имхо, бред полный, не имеющий отношения к реальной экономике. Первые свои знания в этой области я получил из статьи Николая Шмелёва "Авансы и долги" в июньском номере "Нового мира" за 1987 год. После чего начал маленько почитывать. Плюс жизненный опыт, полученный в девяностые, когда отношения стали не командно-административными, а экономическими.
     Первое. В восемьдесят шестом, как мне говорили, доллар можно было ещё купить за четыре рубля. Летом девяностого он стоил уже двадцать, сам покупал. Да. До 1992 года действовала статья 88 УК РСФСР за валютные операции, но в конце восьмидесятых всем было уже пох.
     Поясню совкодрочерам, что ни девяносто, ни шестьдесят копеек доллар в СССР никогда не стоил. По этому курсу выезжающим в капиталистические страны командированным (наверное, и туристам, но много ли их было) меняли тридцать рублей. Плюс командировочные. Экономившим на еде советским гражданам ("...там смотри, не выкинь номер, с сухомятки не помри...") удавалось привозить домой магнитофоны и даже видеомагнитофоны "Sony", за просмотр фильмов на которых могли впаять другую статью. Порнуху, например...
    Ладно, не про то. Так вот, вернувшись в восемьдесят шестой, когда доллар был по четыре, я часть имевшихся сбережений (несколько тысяч рублей) вложил бы в них. В ноябре девяносто первого доллар скакнул до ста двадцати, потом с началом гайдаровских реформ с января по июнь снизился до восьмидесяти. Несколько месяцев правления Гайдара станок был выключен. С приходом в правительство Черномырдина, а в Центробанк Геращенко станок включили снова, доллар пошёл вверх, к 1997 году стоил шесть тысяч рублей. 
    Таким образом, наличие купленных ещё по четыре рубля (а не по двадцать) долларов позволило бы моей семье мягче пережить шок от скачка цен января 1992 года. Который, имхо, был абсолютно неизбежен. Станок для "ускорения научно-технического прогресса" был запущен в 1987 году и напечатал огромное количество необеспеченных товаром бумажек. В экономике же действует простая формула:
     Сколько напечатали до Гайдара, такая и цена колбасы стала. В общем, купи я доллары в восемьдесят шестом, начало девяностых пережили бы легче.
     Далее. В октябре девяносто второго в Сбербанке (когда сберкассы в Сбербанк переименовали не помню, но неважно) стали выдавать ваучеры. У станций метро в Санкт-Петербурге их тут же стали продавать и покупать по цене в районе 10 долларов с небольшой маржой. Мы почти все были экономически неграмотными совками, но я уже успел чего-то почитать, поэтому несколько штук прикупил и вложил. Что-то удачно, что-то нет, но по прошествии десяти- двадцати лет оказался в весьма большом плюсе. И дивиденды по акциям получал неплохие, и продал их в итоге в одну- две тысячи раз дороже, чем покупал ваучеры.
     Обладая тогда сегодняшними знаниями, купил бы этих ваучеров намного больше, вложил бы в предприятия, про которые знаю, что их акции стали дорогими (насчёт дивидендов тоже). При том раскладе, что в восемьдесят шестом купил доллары по четыре, а в девяностом ваучеры по десять долларов, к концу нулевых можно было стать долларовым миллионером. 
     И свалить. Хотя бы в соседнюю Эстонию. Купить жильё (что даёт право получения вида на жительство) я и сегодня бы смог, только вот на пенсию, что тут, что там не прожить. Здесь я работаю, а там шансов устроиться на работу пенсионеру из России нет. Даже если я российскую квартиру не продам, а буду сдавать, на жизнь там всё равно мало будет. А проверни я описанную выше операцию с долларами и ваучерами, вполне на период дожития пусть даже в четверть века хватило бы.
     Ещё по мелочам. Когда в сентябре- октябре девяносто третьего между Ельциным и Верховным Советом пошла заваруха, доллар резко скакнул. Тут бы и скупить предварительно доллары. Особенно летом, когда тогдашний министр финансов Борис Фёдоров доллар даже опускал. А как после 21 сентября скакнул, тут и продать его. Хотя во время таких событий банки обычно резко увеличивают маржу, наварить всё равно было можно. Те же действия совершить перед "чёрным вторником" 11 октября 1994 года, когда курс скакнул с 2800 до 3900 рублей.
    В общем, многое в тогдашней жизни, исходя из сегодняшних знаний, можно было поменять. А что-то оставить как было. Ибо в целом у меня к эпохе девяностых отношение позитивное. Свобода была, дышалось легко. Свобода слова прежде всего. Свобода экономической деятельности. А что вкалывал на нескольких работах с утра до вечера без выходных, так ведь за деньги. Которые перестали быть фантиками, как в СССР, а стали обеспечены реальными товарами. Которых много, которые стали разнообразными, и это разнообразие раскрашивало жизнь в более яркие цвета, чем в совке. И не стало "ленина- партии- комсомола", отравлявших жизнь ранее...
    Подробнее в статье "Из совка в свободные девяностые и обратно".
Беллетристика от Razdolbaeff`a

Комментариев нет:

Отправка комментария