вторник, 13 января 2015 г.

Сказ о том, как царь П.... все полимеры про..ал. Часть 4

          Продолжение. Читать часть 3.


        В девяностые и начале нулевых прекратили свое существование многие промышленные предприятия советского периода. Часто на разных сайтах приводится список этих предприятий, на одном из первых мест в котором стоит АЗЛК или ОАО «Москвич» после приватизации.
         Пичалько, однако… Можно предположить, существуют миллионы страждущих сограждан, мечущихся по автосалонам в поисках автомобиля «Москвич». Вот как-то трудно значительной части соотечественников понять, что предприятие банкротится не от злодейских действий либералов, а от того, что продукция просто не находит спроса.
          Это мы с вами «Москвичи» перестали покупать, предпочтя им форды с тойотами.
          Напомню, о чем писал выше: в девяностые было создано большое число новых предприятий пищевой промышленности, положительно на них сказалось и снижение курса рубля в девяносто восьмом. Бурный рост начала нулевых происходил, как за счет роста цен на нефть, так и производства пищевой продукции.
         Особенно бурный рост был у пивоваров. Население с водки переключалось на пиво. Правда, где-то с середины нулевых власти стали вводить ограничения на пивном рынке… Но я не о том.
         В конце девяностых- начале нулевых в Россию стали приходить иностранные производители не только пивовары и табачники. Были созданы автосборочные производства: БМВ в Калининграде, Фольксваген в Калуге, Форд, Тойота, Хендай, Дженерал Моторс в С.-Петербурге и т.д.
          Тут же стали возникать предприятия по производству комплектующих для них, как филиалы иностранных компаний, так и отечественные. В начале нулевых бизнес еще не боялся вкладывать деньги в России.
          Производители бытовой техники тоже создавали производства в России, в Питере и окрестностях это Электролюкс, Сименс, Термекс, Хьюлетт Паккард…
          Бытовая химия… Наряду с пришедшими крупными иностранными компаниями типа Проктер энд Гэмбл, Хенкель, в конце девяностых- начале нулевых в большом числе возникали фирмы с российскими учредителями.
         И многое другое можно назвать, завод дорожной техники Катерпиллар под С.-Петербургом, например.
         Безусловно, иностранцам легче открывать бизнес в России, чем местным. Все-таки «птенцам гнезда Путина» заниматься поборами с них посложнее, чем со своих. Да и бизнес, как у Чичваркина или Некрасова («Арбат престиж») «отжать» потруднее.
         Но в первой половине нулевых, наряду с иностранными компаниями, массово создавали предприятия и российские предприниматели. Не только в пищевке и бытовой химии. И предприятия машиностроительного профиля, и сборка электроники, пусть даже из импортных комплектующих.
          А вот после во второй половине нулевых, как это и предрекали умные люди (см. выше), все пошло на спад.
         С другой стороны немереные доходы от цен на нефть государство стало вкладывать в ничего полезного не производящие предприятия ВПК типа «вагонзаборзаводов» и в строительство ведущих в никуда мостов.
         Т.е., в условиях, когда деньги были, совершались действия прямо противоположные необходимым. Пока были деньги надо было банально закрывать понастроенные в советские времена «вагонзаборзаводы» с токарями трапезниковыми, обтачивающими ржавое железо на станках ДИП-500 и больше ничего не умеющими.
         Трапезниковых вполне можно было посадить на пособия, предложив им программы переобучения чему-нибудь общественно-полезному.
         Заводы эти были понастроены в эпоху, когда обитателям Кремля мечталось ломануться на «уральских вагонах» к побережью Атлантики и насоздавать там марсельских и гаагских обкомов КПСС. Неужто теперь Единой России подобного захотелось?..
         Ведь что такое диверсификация, про которую власть, забывшая со времен президента Медведева это слово, вновь кукарекнула в конце четырнадцатого? Это как раз и есть закрытие ничего полезного не производящих, убыточных производств типа «вагонзаборзаводов» и предоставление возможности частному капиталу, как местному, так и иностранному открывать новые предприятия. Производящие востребованную продукцию.
        Про государственные инвестиции в экономику лучше не вспоминать. На государственные деньги по Джону Мейнарду Кейнсу можно и нужно строить дороги и прочую инфраструктуру, не рассчитывая на существенную прибыль с этих объектов. Государственные предприятия прибыльными бывают крайне редко. Можно предположить, что в России они не были таковыми никогда и не смогут стать в обозримом будущем. По причине давным-давно сформулированной М.Е.Салтыковым-Щедриным: "Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас, сверх того, и для воровства".
        Вот тут дачка Якунина для любопытных… Здесь про то же (это я так, для страховки дублирую).
        В подавляющем большинстве стран железные дороги строил таки акционерный капитал. В тех же США двигавшиеся на Дикий Запад первопроходцы скидывались и строили. В России изначально это было государственное строительство иногда с привлечением частных инвестиций.
        То же, что Михаил Ефграфович сформулировал в отношении ОАО «РЖД» можно в полной мере отнести ко всем этим ОАО с контрольным или практически стопроцентным пакетом у государства: Газпром, Роснефть, Сбербанк, ВТБ 24, Объединенная судостроительная корпорация, Объединенная авиастроительная корпорация, Ракетно-космическая корпорация, ОАО Вертолеты России и многие-многие другие, созданные в период правления Путина. Пятьдесят процентов промышленности сегодня в руках государства.
         Для чего? А для того, о чем Салтыков-Щедрин…
         Ну, еще раз. Вместо того, чтобы закрывать убыточные предприятия, разбивать монополии, тот же Газпром, те же РЖД на более мелкие, конкурирующие между собой компании… Конкуренция эффективность повышает, ежели чего…
         Вместо этого, наоборот, объединяли убыточные предприятия в госкорпорации с неэффективным управленческим аппаратом, которые вырученную от продажи нефти с газом валюту просе.али, как все прочие полимеры.
         Вот что говорил в далеком 1999 году по поводу государственных предприятий и перспективы огосударствления экономики покойный А.Починок, тогдашний главный налоговик страны: «…у государства есть контрольные пакеты многих предприятий. Государство в них представляют самые разные люди: левые, правые, зеленые... Везде итог один и тот же. Практически все эти предприятия убыточные. А где есть прибыль, то самый лучший вариант, когда размер дивидендов раза в 3 меньше, чем вознаграждение совета директоров предприятия…
          Возьмем предприятия, находящиеся в государственной собственности, – все они в первых рядах неплательщиков в бюджет. Есть, конечно, частные предприятия, которые тоже возглавляют этот список. Но это скорее исключения. Чем больше доля участия государства, тем дела на предприятии хуже. Хотя бы из этого можно сделать вывод, что чем больше мы будем увеличивать влияние государства, и вводить любые, даже самые мягкие мобилизационные режимы, тем больше мы будем понижать эффективность экономики.
           Именно мобилизационная экономика породит такую степень коррупции, и такой уровень преступности, который мы еще не знали. Она, правда, будет цивилизованной, но невероятно сильной».
        Касательно последней фразы: как в воду глядел…
        По вышеупомянутой причине не дали и не могли дать по определению никакой отдачи ни ОАО «Роснано», ни Сколково. Потому что это государственные инвестиции, а не частные.
         Джобсы, гейтсы, цукерберги, сергеи брины и яны кумы на государство не работают
         Т.о., сверхдоходы от продажи природных ресурсов в течение почти четырнадцати лет, т.е., того срока, когда Путин реально влиял на экономику, называя вещи своими именами, разворовывались манагерами госкорпораций, созданных на базе предприятий, неспособных приносить прибыль по определению, а также «пилились» приближенным кругом лиц на строительстве объектов за государственный счет: от газпромовской трубы до объектов сочинской Роспилиады.
         По словам Ю.Латыниной «три хохла и два еврея» в конце девяностых декларировали доходы менее миллиона долларов, а во второй половине нулевых были уже долларовыми миллиардерами. Механизм столь прост, что и объяснять не надо. Разница с олигархами девяностых очевидная.
         Немного цифр. Из бюджетного Послания Президента Российской Федерации о бюджетной политике в 2014-2016 годах: "Доля нефтегазовых доходов в доходах федерального бюджета выросла с 30,2 процента в 2004 году до 46,1 процента в 2013 году, а его ненефтегазовый дефицит увеличился с 1,8 до 9,7 процента ВВП. Если в предкризисном 2007 году при цене на нефть 69,3 доллара за баррель федеральный бюджет был исполнен с профицитом 5,4% ВВП, то в 2012 году при цене на нефть 110,5 доллара за баррель – с дефицитом 0,06% ВВП".
         Еще отсюда. (Если сайт не закроют). В 2004-2008 годах доходы от экспорта составляли в среднем 306 млрд.долларов в год, а в 2010- 2013 г.г. 490 миллиардов. Но. Экономический рост уменьшился с 7,1% до 3,4% в год. Имея при этом ввиду, что 2010 год был годом «отскока» после спада.
         Помимо цен на нефть на экономику России влияют и иные факторы. Начиная с середины нулевых это сокращение прироста инвестиций с 15,6% до 5,4% и рост совокупного оттока капитала с $11 млрд. до $232 млрд. Деньги банально стали убегать из России. По причинам, изложенным выше.
        Да. В кризис 2008-го инвесторы ушли со всех развивающихся рынков. Но потом вернулись везде кроме России.
        Российские олигархи родом из девяностых прибыли от нефти вкладывали в другие бизнесы, приносящие прибыль: банки, сетевой ритейл, телекоммуникационные компании, производство продуктов питания, медиа…
        Например, Абрамович, купивший в 2001 году у Тинькова мясоперерабатывающий завод «Дарья», в 2004 году Петмол и другие молокозаводы у итальянского Пармалата.
        Новые госолигархи стали просаживать деньги на объектах Роспилиады, северных и южных потоках, «вагонзаборзаводах», мостах в никуда. На том, что не приносит прибыли, зато какие понты…
        Это работало, пока были высокие цены на нефть, и, что еще важнее, был доступ к западным кредитам. Благодаря затокрымнаш, кредитов не стало, а цены на нефть упали…
        Надежд на повторение сценария 2009 года, когда нефтяные цены после падения быстро «отскочили» очень мало. А структура экономики почти такая же, как была в конце восьмидесятых- ничего полезного не производящие, а лишь прожирающие ресурсы госкорпорации. По причине невозможности прокормить которые СССР и рухнул.
        После попыток реформаторов девяностых создать нормальную диверсифицированную экономику произошел откат Back in the USSR со всем тем, от чего пытались уйти с конца восьмидесятых.
        Читать продолжение статьи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий