понедельник, 19 января 2015 г.

День в истории. 24 января

           Итак, день в истории 24 января…
           24 января 1783 года по распоряжению Екатерины Второй Российскую академию наук возглавила княгиня Екатерина Дашкова.
           Екатерина Романовна Дашкова, в девичестве Воронцова, родилась в 1743 году. Папа Роман Воронцов был графом, членом Сената и генерал-аншефом.
          Поскольку мать умерла, когда Кате было два года, воспитывалась в доме дяди, вице-канцлера Михаила Воронцова. Обучение и воспитание ее было стандартным для девиц графского происхождения тех лет, однако девочка проявляла самостоятельный интерес к чтению и математике. Читала Монтескье, Вольтера, Буало, Гельвеция… Интересовалась политикой. Еще в детстве рылась в дипломатических бумагах дяди.
          В 1758 году пятнадцатилетняя Катя была отрекомендована великой княгине двадцатидевятилетней великой княгине Екатерине Алексеевне, как девушка умная и начитанная. С учетом общности литературных пристрастий между ними возникло что-то вроде дружбы.
         София Фредерика Ангальт-Цербтская сама в пятнадцатилетнем возрасте была выписана от папы с мамой ко двору императрицы Елизаветы в качестве супруги будущего императора Петра Третьего…
         Загадка… Если Петр Третий приходился Петру Первому внуком, то кем Петру Первому приходился Петр Второй?..
         …В качестве супруги будущего императора и инкубатора для будущего наследника российского престола…
        При дворе она на фиг никому была не нужна, с супругом у них было полное взаимное взаимное равнодушие, если не неприязнь. Наследника престола она таки родила через десять лет брака в 1754 году.
         Несмотря на внешнее сходство Павла с отцом, при дворе ходили упорные слухи, что отцом был первый фаворит Екатерины Алексеевны Сергей Салтыков. Хотя реальной причиной столь долгого отсутствия детей у семейной пары был фимоз, нет не головного мозга, обычный, у будущего императора. Который впоследствии прооперировали. Обрезание сделали, проще говоря…
         Да, ну, так принцесса Фике при дворе Елизаветы мучилась от безделья, и по этой причине много читала. Тех же Вольтера с Дидро и Монтескье…
         Екатерина же Дашкова в 1759 году была выдана замуж за князя Михаила Ивановича Дашкова, отпрыска смоленских Рюриковичей и переехала в Москву к мужу. В этом браке родила двух сыновей и дочь. Само замужество дело темное, разные авторы описывают по разному. Дашкова в мемуарах преподносит это, как любовь с первого взгляда.
          Можно отметить личные качества супругов. В 1761 году, возвращаясь из Петербурга в Москву, Михаил внезапно заболел, и, зная, что супруга на последних неделях беременности, остановился под Москвой в деревне у родни, не желая травмировать ее. Екатерина, узнав об этом, несмотря на плохое самочувствие, тут же велела закладывать карету и выехала к нему. При виде больного мужа у нее начались роды, в результате появился сын Павел.
         29 июня 1761 года, ровно за год до переворота, супруги переезжают в Петербург и пополняют двор наследника престола. Несмотря на то, что фавориткой Петра Федоровича была родная сестра Екатерины Дашковой Елизавета Воронцова, 1739 г.р., Дашкова, видя грубое отношение наследника к супруге, вновь сближается с той и принимает ее сторону. Кстати, Петр собирался развестись и жениться на Воронцовой.
         Претензии дворянства к наследнику «дщери петровой» перечислять здесь не буду, их достаточно много. Ради исторической справедливости лишь отмечу, что приписываемый Екатерине Второй указ «о вольностях дворянства» выпустил таки он за недолгий срок своего правления. Екатерина уже занималась его реализацией.
         В декабре 1761 года, зная, что дни императрицы Елизаветы сочтены, Дашкова, будучи в тот момент больна, тайком посетила Екатерину Алексеевну и… предложила свои услуги в подготовке дворцового переворота. Будущая императрица с братьями Орловыми и другими офицерами гвардии уже обсуждала возможность переворота, но Дашковой об этом не сказала, хотя предложение оценила.
          Елизавета Петровна скончалась 25 декабря 1761 года, Петр короновался под номером Третий, Михаил Дашков был отправлен с дипломатической миссией в Константинополь сообщить о новом императоре, по возвращении примкнул к заговорщикам.
          Впоследствии в 1764 году отправился в Польшу для обеспечения восхождения на престол экс-фаворита Екатерины Второй Станислава Понятовского, где и скончался от ангины.
         После переворота и воцарения Екатерины Второй между двумя Екатеринами произошло охлаждение. Несдержанная на язык Дашкова распространяла версию, что именно она была лидером переворота. Поскольку обе дамы были не только читательницами, но и писательницами, позже описали в мемуарах каждая свою версию.
         Заслугой Дашковой была пропаганда переворота среди сановников и аристократии. Она привлекла на сторону Екатерины Алексеевны графов Панина, Разумовского, князя Репнина, также Бецкого, Барятинского и других.
         Но совершившими собственно переворот гвардейцами во главе с братьями Орловыми рулила сама будущая императрица. Причем персоналии поддерживавших ее офицеров от Дашковой скрывала. Что впоследствии ту и задело. Хотя по версии самой Дашковой, написанной гораздо позже, она и с Орловыми контактировала. Темное дело…
         В общем, произошло охлаждение, Дашкова отправилась к мужу в Ригу, где квартировался его полк, после смерти мужа переехала в деревню.
        Была версия, о чем даже докладывалось Екатерине Второй, о причастности Дашковой к попытке подпоручика Мировича освободить из Шлиссельбургской крепости Иоанна Шестого Антоновича. Но версия ничем не была подтверждена.
         В 1768 году Дашкова подала прошение о выезде за границу. В декабре 1769 года таковое было дано, за три года она посетила Германию, Англию, Францию, Швейцарию, Пруссию, принималась при иностранных дворах, получила доступ в круги ученых и философов в европейских столицах. В Париже подружилась с Дидро и Вольтером.
         Будучи в Париже, она отказалась принять Рюльера, автора сочинения о перевороте 1762 года, где Екатерина Вторая была выставлена не вполне приглядно, а также в беседах с Дидро лестно отзывалась об императрице. Дидро не замедлил написать об этом Екатерине Второй.
          Путешествие по Европе расширило весьма кругозор Дашковой, она посещала европейские музеи, театры, общалась с интеллектуальной элитой.
           Вернулась в Петербург в 1771 году, и на сей раз была вполне добродушно принята, императрица пожаловала ей 60000 рублей и обласкала ее.
           В 1775 году Дашкова вновь отправилась в Европу, дабы дать образование своему сыну Павлу в Эдинбургском университете, который тот закончил четыре года спустя. По пути в Шотландию в Брюсселе она и сын встретились с уже отставленным от фаворитской должности Григорием Орловым, его место занимал князь Потемкин, позже отличившийся завоеванием Крыма и Новороссии.
          Орлов, заценив внешность сына Дашковой, высказался в том смысле, что быть тому скоро фаворитом императрицы. Как говорят, «кто про что, а вшивый про баню». Дашкова позже с возмущением отзывалась об этих словах бывшего фаворита.
          В Эдинбурге она познакомилась с Адамом Смитом, которого, как нам поведал «наше всё» читал Евгений Онегин «…и был глубокий эконом, т.е., умел судить о том, как государство богатеет…», а также историком Уильямом Робертсоном, которому доверила воспитание и образование сына.
          Правда, пользы образование ему мало принесло. Будучи отправлен по возвращении в Россию на юг к Потемкину, он в Киеве без разрешения матери женился на купеческой дочери, что привело к разрыву отношений с матерью. Не сложились отношения у Дашковой и с дочерью Анастасией. А еще один сын жил недолго…
          Во время второго путешествия по Европе Екатерина Дашкова посетила Италию, расширив свои познания в зодчестве, скульптуре, живописи. Помимо того встречалась с монархами Фридрихом Вторым и Иосифом Вторым.
         Вернулась в Россию в 1782 году и вновь была встречена доброжелательно, награждена деньгами и крепостными. Однажды на балу императрица предложила Дашковой возглавить Академию наук. Сначала та пыталась отказаться, но потом согласилась.
          Первый визит в Академию Дашкова совершила в сопровождении Леонарда Эйлера. Обращаясь с краткой речью к профессорам, она призналась в скудости своего научного образования, но заверила их в своем глубоком уважении к науке.
          Финансовые и административные вопросы академии она решала достаточно успешно, хотя порой приходилось сталкиваться с противодействием фаворитов императрицы.
          Помимо того в 1783 году по инициативе Дашковой была организована Императорская Российская академия, имевшая целью изучение и развитие русского языка и русской литературы. Под руководством Дашковой был создан "Словарь Академии Российской, словопроизводным порядком расположенного".
          Потом по разным причинам, как из-за влияния фаворитов, так и сложного характера самой Дашковой отношения между ней и Екатериной Второй снова стали портиться. Хотя обе отдавали должное деловым и интеллектуальным свойствам друг друга. Дашкова высоко отзывалась о делах императрицы, а та оставляла ее на посту директора Академии до 1794 года.
         Отстранение ее произошло после публикации Дашковой трагедии Княжнина «Вадим Новгородский», которая, как донесли Екатерине Второй «подрывало устои». Дашкова сама подала заявление об отставке, и была отправлена в бессрочный отпуск.
          Полностью отстранена от всех должностей была Павлом Первым через пять дней после смерти Екатерины Второй в 1796 году. Причем была сослана в далекую деревню в нижегородскую губернию, где была поселена в крестьянской избе. Он помнил всех участников переворота 1762 года.
           Благодаря ходатайству супруги Павла Первого Марии Федоровны, получила разрешение жить в своем имении в Калужской губернии. А в 1798 году попавший в фавор к Павлу Первому сын Дашковой Павел Михайлович выхлопотал ей право свободного перемещения по стране. Правда, вступившись еще за какого-то офицера, сам вскоре попал в опалу.
           В 1801 году, после того, как Павла Петровича табакеркой в висок, воспитанный бабушкой Александр Павлович вновь предлагал ей возглавить Академию, но она отказалась. С 1804 году занялась писанием мемуаров, достоверность которых историки оценивают низко, везде сквозит преувеличение роли своей личности в истории.
           Купчиху невестку не желала знать до смерти сына в 1807 году, и лишь после того встретилась с ней, обнялась и расплакалась. Скончалась в своем имении в 1810 году.
           Она еще и членом созданного Бенджамином Франклином Американского философского общества по переписке была.
           А вообще женщиной была неоднозначной. Сложной, авторитарной, но, безусловно, умной. Не стали бы Дидро с Вольтером, да Адам Смит с Фридрихом Вторым, вошедшим в историю, как король- философ, с дурой общаться…

Комментариев нет:

Отправить комментарий