воскресенье, 15 ноября 2015 г.

Back in the USSR. Веселие пити

СОДЕРЖАНИЕ:
         Back in the USSR. Веселие питиЧАСТЬ 1

           «И с полей доносится: Налей…»
 (Исполняет Лев Лещенко)

           «Веселие Руси есть пити, не можем без того быти…»
(Владимир Святой. Нет. Не Владимирович. И даже не Ильич. Святославыч)

           Как видим, более тысячи лет назад почитаемый ныне святым многоженец и владелец тысяч наложниц, которому теперь в Москве ставят памятник, выбирая для нас «духовные скрепы», включил в их число употребление алкогольных напитков.
           Пили, правда, в его годы слабоалкогольные медовухи и пиво, водка появилась значительно позже, но сумела стать одной из ведущих «сакральных ценностей» и «духовных скреп».
           Виноградный спирт под названием «Aqua vitae» («Живая вода») впервые завезли в Москву ко двору Дмитрия Донского генуэзские купцы в 1386 году. Считается, что метод получения спирта путем перегонки возник в Персии, затем через арабов попал в Европу. Поскольку на Руси для производства использовали не виноград, а рожь, то и получил напиток название хлебное вино.
          Название wodka впервые зафиксировано в Польше в 1405 году, на Руси первый письменный источник с упоминанием водки датирован 1533 годом. В СССР ГОСТ на водку был принят в 1936 году. Международным термином слово vodka стало в пятидесятые годы двадцатого века.
          На Руси напиток прижился. В статье «О пьянстве» я писал, что в Европе, имевшей тысячелетние традиции употребления виноградного вина и пива, у населения, вероятно, успели выработаться соответствующие ферменты, которых абсолютно нет у северных народностей или американских индейцев. У славян, видимо, устойчивость тоже оказалась пониже.
           И природные особенности Северо-Восточной Руси, о которых и Ключевский, и многие другие. Короткие летние месяцы, работа на рывок, а потом долгие месяцы безделья. Ну, как тут не запить…
          «…как тянет нас к постоянному хмелю, к запою, как скучны нам будни и планомерный труд!"
(Иван Бунин)
          И прижившаяся на Руси «монголо-татарская» модель общественных отношений: «Я начальник- ты дурак». То есть. В Европе никогда и нигде не было столь абсолютного рабства, как на Руси, полного делегирования ответственности «в Кремль» или барину («Вот приедет барин…» ©). А если твоё личное благополучие «от Кремля» и барина зависит больше, чем от тебя самого, остается только пить…
          Хотя до середины тринадцатого века Киевская Русь была частью Европы, активно развивала матримониальные и прочие связи. Затем обрубило. «Святой и равноапостольный», выбирая между цивилизацией и восточным варварством, предпочел второе. За что заслужил одобрение православной церкви.
           И несколько веков Северо-Восточная Русь, оторвавшись даже от Византии, от которой заимствовала религию (но не заимствовала, например, римское право), варилась в собственном соку, вырабатывая эксклюзивный вариант христианства и общественного устройства, именуемого «третьим путем», если упрощать, заключающимся в заимствовании технических достижений у цивилизованного Запада, а общественных отношений у варварского Востока.
           Когда же через шестьдесят один год после открытия Колумбом Америки английский мореход Ченслор в поисках северного пути в Индию (южный блокировали Испания с Португалией) бросил якорь в устье Северной Двины, обнаружил там огромное по размерам, хотя и малонаселенное государство.
           Мал-по-малу народ с Европы с разными целями потянулся в Россию, многие из путешественников оставили на сей счет заметки. Поскольку статья про выпивку, об этом и буду:
         «Несчастные работники и ремесленники часто тратят в кабаках все, что должны были бы принести своим женам и детям; часто можно видеть, как они пропивают даже одежду и остаются абсолютно голыми».
 (англичанин Флетчер, 16 век)
        Кабак- слово татарское. Иоанн Васильевич Четвертый Грозный, «добровольно присоединив» за год до прибытия Ченслора к Московскому княжеству Казань, обнаружил там казенные заведения, где народ кормили и поили. Русский царь систему усовершенствовал, распорядившись только поить. Без закуски…
          «…россияне преданы пьянству более всякого другого народа в мире. Когда они не в меру напьются, то, как необузданные звери, неистово предаются всему, к чему побуждают их страстные желания. Порок пьянства одинаково распространен у русского народа во всех сословиях, между мужчинами и женщинами, старыми и маленькими, духовными и светскими, выше и ниже, до такой степени, что вид пьяного человека, который валяется в луже — здесь явление обычное»
(Адам Олеарий, саксонец, 17 век)
          «Нигде на свете, кроме одной русской державы, не видно такого гнусного пьянства: по улицам в грязи валяются мужчины и женщины. Миряне и духовные, и многие от пьянства умирают»
(Юрий Крижанич, сербский, православный, однако, священник, 17 век)
           «… тому, кто не пьет без остановки, не место среди россиян. Поэтому они и говорят о тех, кто не ест и не пьет на праздновании: ты не пьешь, не ешь, значит, ты не хочешь сделать мне честь ", и россияне сильно не довольны теми, кто пьет меньше, чем им бы хотелось. Зато если человек пьет столько, сколько ему наливают, они принимают его радушно и относятся, как к лучшему другу»
(Петр де Ерлезунда, шведский посланник, 17 век)
          «Наибольшее удовольствие этому народу доставляет пьянство, иначе говоря — забвение. Бедные люди! Им нужно мечтать, чтобы познать счастье»
(Астольф де Кюстин, 1839 год)
           Давайте же всё же каждое написанное кем-то слово делить на восемнадцать, ибо среди писаний иностранцев о России можно обнаружить и такие перлы:
          «Реки России кишат бегемотами, клыки которых жители употребляют для своих самострелов».
(Коммодор Р. Перри, начало XVIII века)
          «Под развесистой клюквой сидел царь Иван Грозный, за жестокость прозванный Васильевичем». (Дюма-отец, 1840-е годы)
          «Зимой жители Сибири впадают в спячку и просыпаются только весной, если она наступает». (Дюма-сын, 1870-е годы)
          А вот из книги русского писателя девятнадцатого века Василия Селиванова (1813-1875), много писавшего о быте крестьянства:
          "Чтобы встретить и прилично провести праздник, как подобает всякому православному, дней за пять или еще за неделю во всех дворах прихода начинают варить брагу. Так как принято исстари престольные праздники праздновать по три дня…»
          Заметим, что Селиванов также, как Святой Владимир, связывает употребление алкогольных напитков с господствующей религией…
          В качестве иллюстрации картина Василия Перова «Крестный ход на пасху». Лицо батюшки доставляет…
          А вот что Чехов писал:
          «Русский человек - большая свинья. Если спросить, почему он не ест мяса и рыбы, то он оправдывается отсутствием привоза, путей сообщения и т. п., а водка между тем есть даже в самых глухих деревнях и в количестве, каком угодно. А между тем, казалось бы, достать мясо и рыбу гораздо легче, чем водку, которая и дороже и везти ее труднее... Нет, должно быть, пить водку гораздо интереснее, чем трудиться ловить рыбу в Байкале или разводить скот".
           Потом «сухой закон» 1914 года, имеет хождение версия, внесший немалый вклад в переворот 1917 года. Озверели от трезвого образа жизни. И пили, что ни попадя. В 1915 году по разным регионам России производство лаков и политуры выросло от 500 до 2300%. Аналогично лосьоны и болеутоляющие средства в аптеках.
         ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий