четверг, 24 апреля 2014 г.

Однажды в девяностые или про облучатели КГБ

          Дверь приоткрылась и в комнату, вращая зрачками словно локаторами противовоздушной обороны робко протиснулся мужчина средних лет в шапочке- петушок красного цвета с надписью «СССР- перестройка- гласность», серо-голубой синтетической куртке с надорванным боковым карманом и торчащей синтепоновой подкладкой.
         Отсканировав бешено вращающимися зрачками потолок, мужчина произнес: «Чисто…»
         Из находившихся в комнате пятерых человек на фразу одновременно отреагировали трое.
         Владелица фирмы, снимавшей в качестве офиса две комнаты в коммунальной квартире, в которой, впрочем, реально никто не жил, Сонька Золотая ру…, пардон, Софья Иосифовна, в былые годы простой советский товаровед, которую угораздило иметь папу еврея и русскую маму, в результате чего евреи считали ее русской, а русские еврейкой…
         Поговаривают, евреи ввели правило об определении еврейства по материнской линии после войны середины семнадцатого века, которую вели запорожские казаки под предводительством Богдана Хмельницкого против поляков. Причем причиной восстания, опять же по слухам, был факт, что Богдан с каким-то польским паном бабу не поделил, в учебники истории же война вошла под определением «национально-освободительное движение» украинского народа…
        Типа, хохлам до жути хотелось вырваться из под власти поляков под отеческую длань русского царя. Чтобы поляков и жидов сподручнее бить было. Правда, забывались они иногда и до кучи, взяв в союзники крымских татар, громили и русских, как под Конотопом в 1659 году…
        Да. Ну, так вот во время войны Богдана Хмельницкого с поляками казаки много еврейских девушек изнасиловали. Ну, чтобы детишки не были изгоями, евреи и приняли решение определять еврейство по матери…
       Утихомирила всю эту казацкую вольницу только матушка Екатерина в конце восемнадцатого века, разогнав к е..ням Запорожскую Сечь…
       Где эти рас3,14##яи?,- поинтересовалась Софья Иосифовна.
       Под этими … понимались двое молодых людей, которых хозяйка фирмы ласково называла «мои бандиты». Одного «бандита» звали Сережа, другого Челентано.
        Это была очень характерная для той поры пара бандитов, позже показанная Балабановым в фильме «Жмурки»: один с проблеском интеллекта, Сережа, в фильме ему соответствовал персонаж А.Панина, другой Челентано, абсолютно без оных признаков, аналог персонажа Дюжева.
         У Балабанова в конце фильма персонаж Панина становится депутатом и восседает в офисе с видом на Кремль. К сожалению, не удается проследить судьбу Сережи уже со второй половины девяностых, однако рассказчику известна другая аналогичная пара Вова и Миша, владевшие магазином автозапчастей сначала на Политехнической улице Санкт-Петербурга, а потом сетью подобных магазинов.
        Условно дадим Вове фамилию Рыночный… Таки вот этот самый Вова где-то в начале нулевых возглавил благотворительный фонд с условным опять же названием «Платиновый говорун», был несколько раз замечен в правительственной ложе стадиона «Петровский» за спиной дамы, чье имя нередко произносилось и произносится в сочетании с пятьюдесятью процентами емкости сосуда, дизайн которого (абсолютно достоверно!!!) был разработан известной ваятельницей Верой Мухиной.
        Позже Вова действительно стал депутатом законодательного собрания одного из субъектов Российской Федерации (не Санкт-Петербурга)…
       Да, ну, так вот рассказчик помянул его в связи с тем, что в середине девяностых лично знал Вову и Мишу не только, как владельцев магазина, но по совместительству еще и как лиц, отличавшихся явно бандитской моделью поведения. Причем, Вова соответствовал персонажу Панина, а Миша- Дюжева…
        Сонька Зо.., пардон, Софья Иосифовна время от времени высказывалась, что не мешало бы в коридоре будку с цепью поставить, дабы Сережа с Челентано в ней сидели и без дела по квартире не шастали… Кормили бы их сырым мясом, добавляла при этом…
        Обязанностью рас3,14##яев кроме прочего было и фильтровать посетителей, а вошедший гражданин ни коим образом не был похож на потенциального клиента, в карманах которого имелась лишняя денежка, коия могла перекочевать в кассу фирмы. В данный конкретный момент «бандиты» играли на кухне в шиш-беш и проникшее в квартиру лицо просто не заметили…
        Чего чисто?,- в один голос спросили два других присутствующих в офисе персонажа, Витя и Леша, в прошлом сотрудники конструкторского бюро в области атомной энергетики. Оба, почувствовав ветер перемен, забили на родное КБ еще до экономических реформ Гайдара, и устремились в свободное рыночное плавание, занимаясь вообще чем попало, меняя постоянное место работы чуть не по три- четыре раза в год, и, периодически пытаясь мутить какие-то свои делишки.
          В данный момент Леша был типа, младшим партнером Со…, Софьи Иосифовны, а Витя ошивался и вовсе на правах клиента, ибо занимался своим маленьким рекламным бизнесом и размещал заказы на изготовление рекламных листовок на ризографе, купленном владелицей фирмы на деньги, дотированные родственниками из-за океана.
          До появления в офисе странного человека в шапочке- петушок Витя и Леша, не обращая внимания на присутствующих, допивали вторую бутылочку бальзама «Алтайский» емкостью 0,25л, купленную в соседней аптеке, размышляя о целесообразности сходить за третьей.
          В те далекие времена подобные напитки крепостью сорок градусов и выше продавались именно в аптеках, ибо были зарегистрированы, как лекарственные средства, в связи с чем не облагались акцизами, и стоили порой дешевле водки.
          Заканчивая лечение второй бутылочкой бальзама, бывшие ядерные конструкторы напевали незатейливый куплет «Пьем, пьем, пьем, а нам все мало…» на мотив популярной в семидесятые годы песни «viens-viens» в исполнении Мари Лафоре, вставляя время от времени фразу «накормили пса» из песни к популярному в шестидесятые фильму «Четыре танкиста и собака».
          Означенный фильм в шестидесятые годы, наряду с венгерским фильмом «Капитан Тенкеш» о борьбе венгерского народа против «австрийских угнетателей», на протяжении нескольких лет регулярно демонстрировался телевидением в дни школьных каникул. Исполнитель роли Янека Януш Гайос был кумиром советских школьниц той поры…
          В используемой под офис большой комнате квартиры находились еще двое: бухгалтер Таня и оператор ризографа Саша, занимавшиеся своими делами, Саша, в частности, печатал витин заказ, и на вошедшего внимания не обратили.
          Всем присутствующим было от тридцати пяти до сорока лет.
          -У вас там написано копицентр, -не реагируя- на вопрос, произнес вошедший, -вы мне копии со статьи сделать можете? Засунув руку во внутренний карман куртки, посетитель вытащил сложенный в несколько раз лист, представлявший собой ксерокопию газетной статьи.
         -Да, пожалуйста, -сразу сменив интонацию, произнесла хозяйка, -только у нас ксерокса нет, только ризограф, а на нем выгодно делать тиражи примерно от пятидесяти копий.
        -Да я знаю, мне штук двести и надо, потому я ризограф и искал.
        -Вить, мы минут на пятнадцать прервемся твой заказ печатать, ты подождешь?- спросила владелица фирмы.
        -Да по …, мы сейчас еще за бутылочкой сходим.
        -Это статья про облучатели КГБ, - продолжил посетитель,- я как вошел, сразу увидел, что над вами облучателя нет. Хочу вот напечатать, чтобы потом у метро раздавать, а то люди не знают, что эти изверги творят.
        -Да?.. А что за облучатели такие?- поинтересовалась Соня.
        -А это лубянские жиды (Софья Иосифовна, по внешности которой никак нельзя было определить национальность папы, внутренне поморщилась) еще в тридцатые годы придумали, чтобы геноцид русского народа проводить. Они и Сталина так убили, потом того, кто на его даче облучатель установил, вычислили и расстреляли.
          Витя, а сразу за ним Леша тихонечко хихикнули…
          -Ой, как интересно,- произнесла Соня.
          -Да. Это электромагнитные облучатели, очень компактные, так что замаскировать, если что, несложно, работают в диапазоне гораздо выше радиочастотного, их обычными радиоизмерительными приборами детектировать не удается.
           Сидевшие, облокотившись, друг напротив друга за столом Витя и Леша одновременно опустили головы, закрыв лицо ладонями.
          -Ну, надо же…,- всплеснула руками бизнесвумен. По ее поведению, как всегда, было трудно понять, то ли ей действительно интересен рассказ, то ли она хочет клиента на дополнительные бабки развести.
            -Ага… Вот есть такой субмиллиметровый лазер, оротрон называется. Он спазм кровеносных капилляров вызывает, от чего давление повышается. Отсюда инсульты, инфаркты… А вы думаете, почему такая низкая продолжительность жизни в стране?
           Витя и Леша, обхватив головы руками, беззвучно тряслись…
          -Надо же, как интересно,- продолжала диалог Соня…
          -А еще есть облучатели с коротким, несколько долей секунды, но мощным импульсом. От него сердце мгновенно останавливается.
          -Да, так давайте статью свою. Саша, сделай мастер-пленку… Сколько копий печатать будем?..
         -Ну,я думаю, штук триста…
         -Саша, посмотри, сколько триста копий стоит?..
         -Двести рублей копия, шесть тысяч…
         Посетитель достал из кармана потрепанный бумажник и пересчитал в нем наличность, представленную, в основном, желтенькими двухсотрублевыми и голубенькими сторублевыми купюрами, которые через несколько лет будут деноминированы в двадцать и десять копеек, соответственно…
         За пару лет до описываемых событий Витя трудился начальником отдела маркетинга и рекламы предприятия, торговавшего запчастями к отечественным грузовым автомобилям, а также самими автомобилями.
         Деятельность его на этом посту была весьма многогранна. Поскольку фирма была организована офицерами запаса советской и российской армий (деление по времени выхода в запас), сам Витя в нее попал совершенно случайно, одной из его функций было отвечать на входящие телефонные звонки, ибо, как выяснилось, у самих экс-офицеров не очень хорошо обстояло дело с русской речью, исключавшей ненормативную лексику.
         Помимо того, пару раз Вите довелось выезжать с руководством фирмы на «стрелки» с бандитами, причем ствол ему не выдавали, и, стоя напротив людей, у которых, вполне очевидно, оные в карманах имелись, он раздумывал только о том, в какую сторону прыгать и катиться по земле, ежели вдруг дойдет до пальбы…
         Ну, да дело не в том. А как-то раз случилось фирме продать азербайджанцам с рынка автомобиль КамАЗ- 5410. За семнадцать миллионов рублей. И оные миллионы были представлены покупателями наличными в виде помятых сто- и двести- рублевых купюр, занимавших по объему несколько «коробок из-под ксерокса».
         Главный бухгалтер фирмы при виде коробок сразу сказалась больной и организовывать пересчет денег оставшимися сотрудницами бухгалтерии было доверено опять же Вите, владевшему, в отличие от от отставных офицеров не только русским устным языком, но и арифметикой…
         -А давайте четыреста…
        -Семь шестьсот,- незамедлительно отреагировал Саша.
        Получив отсчитанные купюры, приступил к изготовлению мастер- пленки и последующей печати.
         -Над моей квартирой тоже облучатель стоит. Хотят меня со свету сжить, чтобы жилплощадью моей завладеть,- продолжил посетитель.
        - Я уж от этого облучателя все стены и потолок фольгой экранирую. Жалко чай грузинский перестали продавать, а то помните, в нем чай был в бумагу с фольгой завернут, так я чай-то выбрасывал, мне столько не выпить, а фольгой потолок покрывал.
          При этих словах Леша взвизгнул, а Витя, отпустив голову, с грохотом ударился ею об стол…
          -Не обращайте внимания на дураков пьяных, продолжайте,- сказала Соня.
         -А еще я, когда сплю, листом фольги накрываюсь, так утром просыпаюсь, вся фольга в мелких дырочках…
          Витя с Лешей, опустив головы на стол и накрыв их руками, тряслись в рыданиях.
          -Тут, это, баба какая-то пришла, говорит муж ее здесь,- дверь в комнату открылась и в нее вошел Челентано, чья внешность полностью соответствовала прозвищу.
           -Костя, давай домой пойдем,- произнесла стоявшая за его спиной невысокая худенькая женщина в очках.
            -Чего он тут вам наговорил?,- это уже обращаясь к присутствующим,-так-то он нормальный, только время от времени втемяшится чего-то, начинает всех агитировать против геноцида русского народа бороться.
           -Да. Все честные русские люди должны знать правду, как вашингтонские обкомовские жиды и их лубянские прихвостни: Эльцын, Чубайс наш народ извести хотят,- снова вступил в разговор Костя.
           -Надо правду сделать всеобщим достоянием. Нельзя позволять мерзавцам и негодяям уничтожать наш народ. На телевидение рассчитывать не приходится, надо раздавать людям листовки вот с такими статьями.
           -Саша, отдай ей деньги, -произнесла Соня.
           -А еще торсионные генераторы используют для массового воздействия. Думаете Аум Синрикё, Белое братство сами по себе появились? Нет, это специально торсионными генераторами народ облучают, зомбируют. И в Америке тоже. Помните, в семьдесят восьмом году в Гайане массовое самоубийство тысячи человек было? Секта «Народный храм»? Не помните, не?.. Так это на них ЦРУ специальный сигнал тогда направило.
            Саша, зарплата которого напрямую зависела от объема заказов, с недовольным видом вернул посетительнице деньги.
           -Вы уж нас извините, пожалуйста,- произнесла женщина, мягко подталкивая Костю к выходу.
           -А что, правда фольга по утрам в дырочках бывает,- спросил немного успокоившийся Витя.
          -Ой, да мало ли чего ему привидится. То на улице коробочку с электроникой какой-то подберет, в милицию ее тащит, мол облучатель нашел, то по квартире шарит, ружье какое-то лазерное ищет…
          -Володя, проводи гостей, -вдруг вспомнив подлинное имя Челентано,- произнесла Соня.
           Поддерживаемый под локти с одной стороны женой, с другой Челентано, Костя был препровожден к выходу… Дальнейшая его судьба неизвестна.
           Также неизвестен дальнейший жизненный путь бухгалтерши Тани и «бандитов».
           Саша, будучи жителем поселка Ленинградской области и тративший ежедневно полтора часа только на электричку до Финляндского вокзала, когда после шока начала девяностых возобновила работу местная сельхозтехника, устроился в нее на работу.
         Соня занялась торговлей чем-то типа парфюмерии и косметики, а ризограф в самом начале нулевых продала Вите.
         Леша устроился коммерческим директором в компанию, торгующую пивом и чем-то еще.
         Витя, будучи фрилансером в области рекламы, поэксплуатировал ризограф еще лет десять, потом еще в работоспособном состоянии отдал бесплатно «в хорошие руки», и сейчас, являясь человеком предпенсионного возраста, занимается тем не менее той же рекламой, спортом и ведет блог…
         Ну, где-то так… Июнь 2013г.

1 комментарий: