пятница, 27 апреля 2018 г.

День в истории. 27 апреля 1825 года


      27 апреля 1825 года… О. До восстания декабристов ещё более полугода. Это к вопросу, где Запад и где Россия. В этот день английский, как пишут философ, педагог и социалист, один из первых социальных реформаторов… не будем забывать, что он был ещё и успешным бизнесменом… Роберт Оуэн основал в штате Индиана (США, то есть) на реке Уобаш коммунистическую общину Новая Гармония.
      Там, вообще-то, до него уже была колония Гармония, созданная лютеранами из Германии, Оуэн выкупил у них земли и строения, немцы съехали. Тем самым он ещё до Маркса пытался доказать, что общественная собственность на средства производства может обеспечить более высокую производительность труда, нежели частная. Не доказал, ибо, имхо, недоказуемо и противоречит здравому смыслу. «Глаза хозяина делают больше работы, чем его руки» (Бенджамин Франклин).
      Начиная со старших классов средней школы на уроках, потом на кафедре марксизма-ленинизма нам втирали про три источника и три составные части марксизма, одним из которых был Оуэн, а ещё Фурье и Сен-Симон. Хотя, как ныне выяснилось (тогда-то их никто не читал), теории были весьма отличающиеся. Оуэн одним из первых попытался осуществить социалистические идеи на практике. Ну, имеется ввиду, на цивилизованной основе. А так и до него маздакиты в пятом веке и прочие были.
      Утопистом его называли, имхо, потому, что пытался он построить прообраз социалистического общества исключительно на добровольной основе, без гулагов и уничтожения миллионов несогласных. То ли дело Пол Пот в Кампучии полтора века спустя. Три миллиона из семи живших в стране мотыгами по башке, чтобы патроны не тратить, и вот он тебе социализм.
      Биография Роберта Оуэна весьма интересна, подробно я не буду, всё описано и гуглится. Родился в 1771 году. Шестой ребёнок из семьи мелкого уэльсского предпринимателя. Пишут, что мальчик рос хорошо развитым физически (быстро бегал) и умственно. Местные священник, адвокат и врач давали ему книги из собственных библиотек, он читал всё подряд.
      Но в десятилетнем возрасте учёбу пришлось прервать, отец отправил его зарабатывать деньги. Одиннадцатичасовой рабочий день при шестидневной рабочей неделе. О, как. Таким был капитализм, могильщиком которого по Марксу должен был стать рабочий класс. В шестнадцатилетнем возрасте Оуэну при помощи друзей удалось устроиться приказчиком в магазин в Манчестере.
      Потом опять скачок карьеры, в двадцатилетнем возрасте становится управляющим, а потом и совладельцем текстильной фабрики, где под его руководством оказывается пятьсот человек. При этом Роберт продолжает много читать, в голове возникают собственные идеи о несправедливом устройстве общества и путях его переустройства. Его принимают в манчестерское литературно-философское общество.
       В конце девяностых Оуэн знакомится с шотландским текстильным предпринимателем Дэвидом Дэйлом, владельцем сети фабрик близ Глазго. При поддержке местного бизнеса выкупает четыре фабрики, а также сватается к дочери Дэйла Каролине. Тот фабрики продаёт легко, насчёт дочери таки немного упирается, хочется какого-нибудь знатного шотландца, да и более религиозного. Дэйл убеждённый протестант, а Оуэн атеист. Но в конечном итоге выдаёт дочь.     
        На купленной у тестя фабрике в селении Нью-Ланарк на реке Клайд в сорока километрах от Глазго Роберт Оуэн начинает свой первый социальный эксперимент. В начале его руководства фабрикой основной рабочей силой на ней были женщины и дети, рабочий день длился тринадцать часов. Поскольку Оуэн не владел контрольным пакетом фабрики, ему не удалось сразу сократить рабочий день. Сперва удалось до двенадцати часов, потом до десяти.
       Во время четырёхмесячного простоя фабрики в 1806 году из-за американского эмбарго на поставки изделий из Британии, продолжал платить рабочим зарплату, благодаря чему, тем прониклись к нему доверием. Оуэн организовал на предприятии кассу взаимопомощи, стал выплачивать больничные и пенсии. Строил за свой счёт дома и сдавал их за низкую плату своим работникам, построил в посёлке школу. Покупал для предприятия дорогостоящие машины, тем самым сокращая долю ручного труда.
      Но при этом ограничил в посёлке продажу виски, штрафовал пьяниц. Ввёл для рабочих нагрудные значки четырёх цветов. Белый- типа «Ударник коммунистического труда» и «Победитель социалистического соревнования», чёрный- наоборот, жёлтый и синий- промежуточные. Эти мероприятия, между прочим, дали неплохой экономический эффект, несмотря на затраты, прибыль на предприятии была высокой, Оуэну удалось сколотить неплохой личный капитал.
       Таким образом, Оуэн скорее явился предтечей современного социального государства, в котором стремление частного бизнеса к прибыли сочетается с заботой о социально незащищённых слоях населения. Надо помнить, что социализм и социальное государство (Welfare State) разные понятия. Социальный эксперимент в Нью-Ланарке оказался более успешным для копирования последователями, нежели эксперимент с Новой Гармонией.
       Ну, вот для кого было бы Генри Форду организовывать конвейерное производство автомобилей, если бы не было платежеспособного спроса? Капиталисты вынуждены платить работникам такую зарплату, при которой те бы имели возможность покупать выпускаемые товары. Сие не относится к странам с сырьевой экономикой, где есть труба, обслуживающий персонал её и «конкретные пацаны», получающие с трубы доход.
      Наладив производство, дающее стабильную прибыль, Оуэн немного отошёл от предпринимательских дел и задумался не много, не мало об улучшении человеческой породы. То, что позже Маркс и последователи называли "воспитанием нового человека", коие у них без расстрелов и ГУЛага никак не получалось. Ибо «homo homini lupus est» ©, а социальное государство «всеобщего благоденствия» за счёт высокой эффективности производства способствует сглаживанию животных черт хомо сапиенса. 
      Решил начать с воспитания детей, написав труд «Новый взгляд на общество, или Записки о принципах формирования человеческого характера». По мнению Оуэна человек как бы не несёт ответственности за совершаемые им поступки, во всём виновата среда, в которой он формировался. Если среда будет правильной, то и люди будут ей соответствовать.
       Оуэн перестал нанимать на фабрику детей младше десяти лет (офигеть, какой прогресс), организовал новую школу, предназначенную для формирования характера. Учебный процесс стремился организовать так, чтобы дети получали удовольствие от оного. Для детей от двух до пяти лет организовал что-то вроде детских садов.
      Эксперименты Оуэна вызывали интерес не только в Англии, Нью-Ланарк посещали общественные деятели других стран. Есть информация, что заезжал даже младший брат Александра Первого Николай, стечением обстоятельств позже ставший императором Николаем Палкиным, как и правитель России начала двадцать первого века прос#авшим все полимеры.
     Но тогда Николай Павлович вроде бы даже хотел пригласить Оуэна в Россию для организации аналогичных фабрик. Однако, тот отказался, и Николай, будучи императором, стал экспериментировать с графом Аракчеевым. Справедливости ради, начался аракчеевский эксперимент ещё при Александре.
      У Оуэна тоже не всё шло гладко, совладельцам фабрики, несмотря на высокие доходы, перестали нравиться эксперименты, по их настоянию в школе ввели религиозное воспитание, отменив музыку и танцы. Тому уже стало всё равно, ибо среди других предпринимателей последователей у него не нашлось, что-то подобное начнёт появляться ближе к концу девятнадцатого века под влиянием профсоюзов и социал-демократических партий.
       Оуэн чуть было не избрался в британский парламент, подготовил проект закона о фабриках, который в урезанном варианте был принят. После наполеоновских войн в Европе наступил экономический спад, он предлагал для борьбы с бедностью организовывать на пустующих землях коммуны для бедняков, но эти предложения не были приняты. Обращения напрямую к общественности, выступления с лекциями также не дали результата.
       Роберт Оуэн призывал к переустройству общества уже не на социалистических, а на коммунистических началах, Отрицал не только частную собственность и религию, но ещё и семью. «А при коммунизме бабы опчие будут?..» ©   
     В общем, прослышав, что немецкие колонисты в штате Индиана продают большой участок земли, отправился туда, торговался достаточно жёстко, ну, капиталистический опыт был, и купил его. После чего объявил о создании коммунистического поселения Новая Гармония: «Я приехал в эту страну, чтобы установить совершенно новый общественный строй, чтобы изменить невежественную и эгоистичную систему на просвещенную систему общественного блага, в которой все интересы постепенно сольются в один и где будут устранены все причины для конкуренции индивидуумов».
     На его призывы к «трудолюбивым и благонамеренным» съехались девятьсот человек, поначалу всё шло неплохо, продукты питания и лекарства раздавались бесплатно (то есть, за счёт Оуэна). «Халява, сэр…» © В Новой Гармонии выпускался прообраз газеты «Правда»- «The New Harmony Gazette», рассказывавшая об успехах коммунистического строительства.
     Однако, в 1826 году стало ясно, что производительность труда в коммуне не столь высока, как хотелось бы, понаехавшие халявщики попросту проедают денежки Оуэна. Трудиться эффективно хотят далеко не все, а поскольку Оуэн считал, что не должно быть узкой специализации по профессиям, каждый член коммуны должен выполнять все виды работ, то, допустим, музицировать или писать стихи желающих было много, а вот чистить туалеты, выгребать навоз отнюдь не так.
     Оуэн сделал следующий радикальный шаг, отменил полностью частную собственность, ввёл полное равенство в распределении. Но для контроля за распределением создал руководящую верхушку. «Все животные равны, но некоторые равнее других». © Среди прочих запретов в коммуне было запрещено употребление алкогольных напитков, даже пиво. Вскоре после инициированного Оуэном принятия конституции коммуны, часть колонистов отделилась, организовав две своих колонии. Одна из них стала специализироваться на пивоварении.
      В общем, всё закончилось вполне логично полным 3,14##ецом. Вот что писал проживавший неподалёку фермер: «Прекрасные сады и виноградники, украшавшие старые жилые дома, пришли в упадок. Огороды, где раньше росли полезные овощи, заросли сорняками, а изгороди во многих местах покосились или вовсе рухнули... Похоже, царит всеобщее небрежение — я видел свиней и коров, пасущихся прямо в саду около домов».
      К 1828 году деньги у Роберта Оуэна для содержания халявщиков закончились, эксперимент прекратился. Поселенцы и дети Оуэна остались жить в Новой Гармонии, только это уже была не коммуна, сам Оуэн вернулся в Британию.
      Последователи у него были, однако, эксперименты неизбежно заканчивались тем же. Возможно, наиболее успешный вариант подобных коммун- израильские кибуцы второй половины двадцатого века. Хотя помимо кибуцев там есть ещё и мошавы- частные хозяйства, кооперирующиеся только для закупок и реализации продукции. А также просто частные фермерские хозяйства. Кроме того надо иметь ввиду качество населения, прожившего тысячелетия в изгнании, тем не менее сохранившего идентичность и чувство локтя на этой основе. То есть, у них хомо хомини вовсе не люпус.
      Аналогичные оуэновским взгляды на присущую людям от рождения доброту и склонность к сотрудничеству высказывал в России коммунист-анархист князь П.А.Кропоткин, но этот больше теоретизировал. Большевики, их азиатские и африканские последователи были более циничны, понимали, что без селекции (уничтожения сложно организованных особей) ни социализма, ни коммунизма не построить. Но это уже совсем другая история…

Комментариев нет:

Отправить комментарий