суббота, 1 марта 2014 г.

Навеяло, однако...

Танки идут по Праге
в закатной крови рассвета.
Танки идут по правде,
которая не газета.
Танки идут по соблазнам
жить не во власти штампов.
Танки идут по солдатам,
сидящим внутри этих танков.
Боже мой, как это гнусно!
Боже - какое паденье!
Танки по Ян Гусу.
Пушкину и Петефи.
Страх - это хамства основа.
Охотнорядские хари,
вы - это помесь Ноздрева
и человека в футляре.
Совесть и честь вы попрали.
Чудищем едет брюхастым
в танках-футлярах по Праге
страх, бронированный хамством.
Что разбираться в мотивах
моторизованной плетки?
Чуешь, наивный Манилов,
хватку Ноздрева на глотке?
Танки идут по склепам,
по тем, что еще не родились.
Четки чиновничьих скрепок
в гусеницы превратились.
Разве я враг России?
Разве я не счастливым
в танки другие, родные,
тыкался носом сопливым?
Чем же мне жить, как прежде,
если, как будто рубанки,
танки идут по надежде,
что это - родные танки?
Прежде, чем я подохну,
как - мне не важно - прозван,
я обращаюсь к потомку
только с единственной просьбой.
Пусть надо мной - без рыданий -
просто напишут, по правде:
"Русский писатель. Раздавлен
русскими танками в Праге".

23 августа 1968 Евгений Евтушенко

        В августе шестьдесят восьмого у восемнадцатилетнего Яна Здебора, еще некоторое время назад бывшего техническим директором "Шкода-JS", а сейчас технического советника Генерального директора родилась дочь.
        Приходит он с цветами в роддом... У них не у нас, у них так принято, и у них пускали. А у входа советский солдат с автоматом и не пускает. Ты сюда не ходи, ты туда ходи, снег башка попадет, совсем мертвый будешь...
        И двадцать лет спустя чешские продавщицы в возрасте за сорок отказывались понимать тебя по-русски, хотя понимали прекоасно.
        И появилась у чехов поговорка: семь лет мы вас ждали, двадцать лет с вами дружили и тысячу лет будем ненавидеть...

Комментариев нет:

Отправить комментарий